Мы хотим, чтобы сайт WWF был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю
Помочь
Наша работа
Регионы
Вы можете помочь прямо сейчас!

Проект трубопровода компании «Транснефть»

Нефтепровод собирались протянуть через половину России, от Байкала до Приморья, пересекая уникальные экологические системы, которые были бы уничтожены при первом же разливе нефти.

Напишите письмо президенту!

Многочисленные письма сторонников заставили правительство и президента обратить внимание на произвол нефтяного бизнеса.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Прошу Вас как гаранта Конституции РФ и моих прав и свобод убедить Правительство РФ и компанию ОАО «Транснефть» пересмотреть план строительства нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий Океан» в бухту Перевозная.

Эта бухта известна своим природным разнообразием и находится рядом с уникальным Дальневосточным государственным морским заповедником, где Вы лично побывали в 2003 году.

Также трубопровод угрожает заповеднику «Кедровая падь» и заказнику «Барсовый», где живет дальневосточный леопард — самая редкая в мире кошка.

Прошу Вас принять решительные меры для сохранения природы России!

С уважением,
гражданин России,

Перевозная от «А» до «Я»

Пожалуй, на сегодняшний день нет более закрытого, запутанного и непонятного рядовому жителю Приморья проекта, чем строительство нефтеперегрузочного терминала в бухте Перевозной. Начать стоит с того, что многие и не подозревают о том, что проект строительства нефтепроводной системы «Восточная Сибирь — Тихий океан» и проект строительства терминала, да еще и именно в бухте Перевозной, — это два разных проекта, весьма условно связанных между собой и имеющих разные статусы. Первый проект — государственный, второй — краевого уровня. Именно поэтому решение Хабаровского районного суда Хабаровского края от 13 мая 2005 г. о приостановлении на неопределенный срок ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ПРОЕКТА «ОБОСНОВАНИЕ ИНВЕСТИЦИЙ В СТРОИТЕЛЬСТВО НЕФТЕПРОВОДНОЙ СИСТЕМЫ «ВОСТОЧНАЯ СИБИРЬ-ТИХИЙ ОКЕАН» никаким образом не повлияло на депутатские слушания во Владивостоке. Более того, господа приморские депутаты ничего не слышали об этом, а, услышав, — не огорчились. Это ведь только для широкой публики существует официальная версия, по которой строительство нефтепровода и терминала — единый и неделимый комплекс, бухта Перевозная — единственный и бесспорный конечный пункт трубопровода, а экологи, по непонятным никому причинам, против всего на свете.

Давайте сразу определимся. НИ ОТ ОДНОГО ЭКОЛОГА в Приморье я не слышала возражений ПРОТИВ НЕФТЕПРОВОДНОЙ СИСТЕМЫ как таковой. С точки зрения экологической безопасности региона, безусловно, ничего хорошего в ней нет, но все понимают, что это строительство — отличная возможность для России реализации экономических и геополитических интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Для Приморья, особенно для районов, по которым пройдет нефтепровод, это возможность социально-экономического развития, в том случае, конечно, если проект не закончится на стадии прокладки трубы для транспортировки нефти на экспорт. Парадоксально, но именно экологическая общественность края готова не только к прокладке трубы, но и к возникновению вслед за ней нефтеперерабатывающих предприятий, развитию транспортной и энергетической структур. Так что само по себе строительство терминала возражений вызвать не может. Как раз такая позиция экологов почему-то остается в тени, а до жителей Приморья навязчиво доводится мысль о том, что экологи готовы пойти на все, лишь бы не допустить экономического процветания региона.

ОБ ОХРАНЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

Принят Государственной Думой 20 декабря 2001 года

Одобрен Советом Федерации 26 декабря 2001 года

Статья 3. Основные принципы охраны окружающей среды

Хозяйственная и иная деятельность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, юридических и физических лиц, оказывающая воздействие на окружающую среду, должна осуществляться на основе следующих принципов:

  • соблюдение права человека на благоприятную окружающую среду;
  • обеспечение благоприятных условий жизнедеятельности человека;
  • научно обоснованное сочетание экологических, экономических и социальных интересов человека, общества и государства в целях обеспечения устойчивого развития и благоприятной окружающей среды;
  • охрана, воспроизводство и рациональное использование природных ресурсов как необходимые условия обеспечения благоприятной окружающей среды и экологической безопасности;
  • ответственность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления за обеспечение благоприятной окружающей среды и экологической безопасности на соответствующих территориях;
  • презумпция экологической опасности планируемой хозяйственной и иной деятельности;
  • обязательность оценки воздействия на окружающую среду при принятии решений об осуществлении хозяйственной и иной деятельности;
  • учет природных и социально-экономических особенностей территорий при планировании и осуществлении хозяйственной и иной деятельности;
  • приоритет сохранения естественных экологических систем, природных ландшафтов и природных комплексов;
  • обеспечение снижения негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в соответствии с нормативами в области охраны окружающей среды, которого можно достигнуть на основе использования наилучших существующих технологий с учетом экономических и социальных факторов;
  • сохранение биологического разнообразия;
  • запрещение хозяйственной и иной деятельности, последствия воздействия которой непредсказуемы для окружающей среды, а также реализации проектов, которые могут привести к деградации естественных экологических систем, изменению и (или) уничтожению генетического фонда растений, животных и других организмов, истощению природных ресурсов и иным негативным изменениям окружающей среды;
  • соблюдение права каждого на получение достоверной информации о состоянии окружающей среды, а также участие граждан в принятии решений, касающихся их прав на благоприятную окружающую среду, в соответствии с законодательством;
  • ответственность за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды;

Статья 4. Объекты охраны окружающей среды

2. В первоочередном порядке охране подлежат естественные экологические системы, природные ландшафты и природные комплексы, не подвергшиеся антропогенному воздействию.

3. Особой охране подлежат объекты, включенные в Список всемирного культурного наследия и Список всемирного природного наследия, государственные природные заповедники, в том числе биосферные, государственные природные заказники, памятники природы, национальные, природные и дендрологические парки, ботанические сады, лечебно- оздоровительные местности и курорты, иные природные комплексы, исконная среда обитания, места традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации, объекты, имеющие особое природоохранное, научное, историко- культурное, эстетическое, рекреационное, оздоровительное и иное ценное значение, континентальный шельф и исключительная экономическая зона Российской Федерации, а также редкие или находящиеся под угрозой исчезновения почвы, леса и иная растительность, животные и другие организмы и места их обитания.

Президент Российской Федерации В. Путин

Хронология событий

18 мая 2005 года группа журналистов приморских и российских СМИ вместе со специалистами в области охраны природы и мореплавания побывали в бухте Перевозной для того, чтобы понять, о чем, собственно идет речь. Там, где планируется разместить нефтеперегрузочный комплекс — совершенно открытая акватория Амурского залива. Отсюда до центра Владивостока по прямой — 24 км, а до острова Попова, который тоже входит в состав Владивостока — вообще 11 км. До Дальневосточного морского биосферного заповедника — 14 км. От места, где предполагают поставить нефтеналивные емкости до биосферного заповедника «Кедровая Падь», старейшего на Дальнем Востоке — менее 1 км. До заказника «Барсовый», по территории которого планируется провести трассу нефтепровода — 8 км. Журналисты очень рекомендуют некоторым до сих пор сомневающимся приморским депутатам и другим ответственным лицам — строить или не строить здесь нефтеперегрузочный терминал — побывать в Перевозной. Поверьте, это гораздо ближе г. Приморска Ленинградской области.

Из пресс-релиза WWF

Бухту Перевозную даже с большой натяжкой нельзя назвать «одним из красивейших мест побережья». Ландшафт, рельеф, изгиб берега и контур Цапличьей лагуны просты, лаконичны, изысканны но… незавершены. Стоя под проливным дождем и всматриваясь в эту изысканную незавершенность, я не могла отделаться от мысли, что такой тип ландшафтов мне слишком хорошо знаком. Не сразу поняла, что вид на Перевозную очень напоминает… ландшафтные основы дорогих компьютерных игр-стратегий для умных и продвинутых подростков. Так и хочется что-нибудь добавить к ландшафту, построить, дорисовать. Вот тебе чистый лист: твори, выдумывай, пробуй! На побережье бухты Перевозной легко размещаются нефтепровод с терминалом. Честно скажу — с точки зрения дизайнера вполне гармоничный будет пейзаж: с модными нотками брутальности, в стиле «хай тек». Не менее органично вписываются в этот же пейзаж рыборазводные заводы и плантации марикультуры. Очаровательно будут смотреться на террасах побережья кемпинги и гостиничные комплексы для туристов. Только вот в чем проблема: в компьютерной игре-стратегии ты построил нефтепорт, разбогател, залил все вокруг нефтью, извел вокруг все живое, разорился, погубил кучу народу… Плюнул с досады, выключил игру и пошел спать. А утром, со свежими силами и новыми идеями сел, открыл игру, и на том же самом месте и в рамках тех же заданных природных условий создал рай земной. В отличие от компьютерной стратегии, чистый лист бухты Перевозной можно использовать лишь один раз. Переиграть в эту игру невозможно. Да и люди, ответственные за принятие решения о строительстве терминала, уже давно вышли из возраста забавляющихся играми подростков. Но не покидает ощущение, что забавляются. Забавляются судьбами и жизнями людей большого региона.

Такие мысли навевали не столько ветер, дождь, свинцовое море, как обычно в этих местах штормившее, сколько слова специалистов — ученых и экологов — тревожно произносимые в многочисленные диктофоны журналистов. Блестящие остряки девятнадцатого века по имени Козьма Прутков родили вечную фразу «Специалист подобен флюсу». А теперь представьте, что перед вами целых четыре специалиста, и каждый со своим «флюсом» — со своей болью.

Берсенев Юрий Игоревич, координатор проекта по ООПТ ДВО WWF России, Лысенко Леонид Константинович, кандидат технических наук, доцент Института защиты моря МГУ им Невельского, Шалунова Александра Михайловна, старший государственный инспектор Приморрыбвода, Преображенский Борис Владимирович, заслуженный эколог России, доктор геолого-минералогических наук, главный научный сотрудник лаборатории подводных ландшафтов ТИГ ДВО РАН — с любой точки зрения не могут быть никем названы только «экологической общественностью». Прежде всего, это специалисты высокого уровня, профессионалы, к мнению которых в первую очередь должны прислушиваться государственные чиновники, принимающие решения. И эти специалисты в один голос твердили, что строительство нефтеналивного терминала в Перевозной невозможно ни при каких обстоятельствах. Каждый приводил свои профессиональные аргументы, не раз и не два до этого изложенные в официальных документах. Вынести аргументы специалистов на поля в данном случае мне показалось логичнее, чем вплетать их в текст повествования, перемежая своими эмоциями.

Скажу только, что публикуемые на полях данного дневника «выводы» — это самая малая часть из предоставленных журналистам материалов, работа над которыми велась в течение нескольких лет вполне серьезными институтами. Но краевые власти делают вид, что этих документов просто не существует. Зато сторонники размещения терминала в Перевозной постоянно намекают всем на некую «экспертизу проектной документации», которой никто не видел, и неизвестно кем написанную. Об этой «Экспертизе» известно лишь, что для ее создания был срочно создан некий «Временный творческий коллектив», в который входили некие, очевидно, совсем безымянные граждане, и который был расформирован моментально после того, как «Экспертиза» попала в руки руководителей «Транснефти». Журналисты увидели лишь два листочка плохих ксерокопий из этого таинственного документа с невнятным названием «Слайд 1 Сравнение альтернативных вариантов размещение конечного пункта». По мнению специалистов и экологов, в этой таблице… переставлены местами названия бухт и заливов! В результате Перевозная оказалась закрытой бухтой! Любой, кто учил в школе географию хотя бы на тройку, посмотрев на карту Хасанского района поймет, что эта бухта не просто открытая, а является лишь неким береговым изгибом Амурского залива, имеющим собственное название. Такое же откровенное вранье встречается в этой таблице практически во всех пунктах. 65 дней в году сплошного льда оказались льдами дрейфующими, количество штормовых дней в году вместо 137 — всего 2–3(!!!), необходимое дноуглубление в 200 000 куб.м. оказалось вообще ненужным.

Аналитическая записка по материалам ознакомительной поездки на нефтеперегрузочный терминал в г. Приморск Ленинградской области

Сам терминал, система его работы, желание владельцев построить в Приморье еще более совершенное по степеням экологической защиты сооружения не вызывает возражений, потому что на терминале справятся с любой нештатной ситуацией, кроме аварий, которые могут случиться в штормовых условиях.

Следовательно, терминал должен быть расположен в таком месте, где при любых погодных условиях службы терминала по регламенту самостоятельно справятся с любой нештатной ситуацией.

Бухта Перевозная не отвечает этим требованиям, она открыта штормовым ветрам более 18 м/сек и волнению 5 и более баллов восточных, северных и южных румбов. В этой ситуации невозможно осуществлять мероприятия ЛАРН.

При правильном расположении терминала наибольшую опасность по катастрофическому загрязнению представляет не терминал (службы его экологической безопасности в высокой степени эффективны), а танкеры, находящиеся вне зоны ответственности терминала. В случае их аварий (посадка на мель, столкновение с другим судном, столкновение со льдом танкеров неледового класса, к которым относятся трехсоттысячники) ликвидацией последствий аварии должны заниматься региональные службы. Эффективной службы, способной справиться с ликвидацией последствий аварии танкера нет не только в Приморье (на которую ляжет вся тяжесть борьбы с разлитой нефтью и в финансовом и в организационном отношении), нет на Дальнем Востоке и нет в России вообще.

В случае такой катастрофы на подходах к бухте Перевозной нефтяное пятно в зависимости от направления ветра и течений беспрепятственно окажется на акватории Государственного морского заповедника, на берегах островов Русский, Попова, Рейнеке и др, на побережье г. Владивостока или на берегах зал. Славянский до м. Песчаный.

Отдельного рассмотрения требует система слива нефти из железнодорожных цистерн. Их экологическая безопасность по материалам «Обоснования инвестиционного проекта» вызывает много вопросов. К сожалению, проанализировать в этой поездке экологическую безопасность этого вида работ не представилось возможным. В Приморск нефть поступает по трубопроводу. Аналогичные проектируемым, железнодорожные эстакады есть в г. Новороссийске, где у Транснефти построен еще один терминал.

Выводы

К проектируемому сооружению нефтяного терминала, как к источнику вероятного нефтяного загрязнения претензий нет. Его службы и система экологической безопасности на закрытой акватории могут справиться с любой нештатной ситуацией.

Несмотря на высочайший уровень экологической безопасности, при определенных гидрометеорологических условиях (волнение более 5 баллов и скорость ветра более 18 м/сек) в бухте Перевозная они будут не эффективны. Значит нужно подобрать более подходящее место.

Наибольшие опасения по негативному экологическому воздействию вызывает не терминал, а перевозка нефти танкерами 200–300 тыс. т водоизмещением. При вероятных катастрофах (посадка на мель, столкновение и т. д.) ликвидировать последствия аварии невозможно (нет эффективных служб и средств) и побережье Хасанского района, Государственного морского заповедника, г. Владивостока и островов будет загрязнено нефтью.

Следовательно, месторасположение терминала должно быть другим. При вероятной катастрофе тогда пострадают малообжитые и не настолько ценные берега и акватории.

Вызывает сомнение обоснованность выбора места расположения в б. Перевозная (В приложении дана аргументация предоставленная Транснефтью). До начала строительства анализ и обоснованность выбора места расположения терминала должны быть тщательно проверены, иначе проект очень важный как для страны, так и для Приморского края может обернуться экологическим бедствием для жителей Южного Приморья и г-Владивостока.

Независимо от месторасположения нефтеперегрузочного комплекса Законодательным собранием Приморского края и исполнительной властью должен быть разработан пакет документов обеспечивающих гарантированное возмещение потерь при аварийных разливах нефти как при перегрузке, так i при транспортировке нефтепродуктов.

И. Арзамасцев, к.г.н., ст.научный сотрудник ТИГ ДВО РАН

19 мая состоялись депутатские слушания по вопросу строительства нефтеперегрузочного терминала в бухте Перевозная. Они прошли с участием заместителя председателя Законодательного Собрания Приморского края Джамбулата Текиева. Председателем комитета ЗАКСа Анатолием Чистяковым был дан отчет о командировке приморских депутатов в Ленинградскую область, в ходе которой они познакомились с работой нефтяного терминала в г. Приморске и убедились в способности ОАО «Транснефть» обеспечить высокую степень надежности и защиты подобного сооружения.

Из пресс-релиза

За двадцать минут до начала слушаний из рук пресловутого «осведомленного источника», каковой имеется у любого журналиста, я получила «Проект рекомендаций», который можно назвать «нулевым». Тем не менее, уверяю, он существовал. От первого он отличался лишь двумя замечательными предложениями, неподражаемыми с точки зрения логики и русского языка. «…Несмотря на это, в последнее время ряд общественных организаций Приморья и отдельных должностных лиц развернули активную кампанию по переносу конечной точки нефтепровода. Эти необоснованные призывы ставят под угрозу не только обеспечение безопасной эксплуатации будущего нефтеналивного терминала и всего проекта нефтепровода в целом, но и представляют реальную угрозу для экологической безопасности проживающих в регионе жителей при других вариантах конечного пункта строительства терминала». В «Белый дом» я вошла озадаченная двумя вопросами. Первый: как ПРИЗЫВЫ могут поставить под угрозу БЕЗОПАСНУЮ ЭКСПЛУАТАЦИЮ, и второй: почему из перечня «ряда и отдельных лиц» исчезли ученые, которые как раз первыми и «развернули активную кампанию». К счастью, нашелся какой-то умный человек, который успел выбросить удивительный абзац. Правда, «Проект», от этого больше глаз радовать не стал. Начиная с фразы «Разработка проекта… проведена в полном соответствии с требованиями Российского законодательства, исходя из принципов обеспечения промышленной и экологической безопасности». Потому что как раз этот проект полностью противоречит Статье 3 «Основные принципы охраны окружающей среды» Федерального закона Российской Федерации ОБ ОХРАНЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ.

Сильно удивила логика выступления А. Чистякова: по его словам выходило, что на основании того, что нефтяной терминал в г. Приморске Ленинградской области построен с соблюдением всех экологических норм, имеет строго охраняемый периметр с современными электронными системами слежения и собственную экологическую лабораторию, необходимо строить такой же ИМЕННО в Перевозной.

Надо сказать, что г-н Чистяков, описывая прелести Приморска, зря старался. Во-первых, подавляющее большинство приглашенных на слушания специалистов давно знают о достоинствах этого предприятия, и не возражают против того, чтобы подобное предприятие появилось у нас в крае. Во-вторых, у некоторых на руках уже была Аналитическая записка И. Арзамасцева (выводы из «Записки» публикуются на полях), присланная по электронной почте. Не зная этого, г-н А. Чистяков заявил (цитирую дословно, напоминая о ранге слушаний): «Ну, и этот, ученый, как его, Ваня, который с нами ездил, он сказал, что он просто рад, что такой терминал будет у нас в Перевозной!»

В целом же к середине Слушаний возникло приятное мимолетное ощущение что «победа будет за нами». Думать так позволили не столько выступления приглашенной «общественности», сколько депутатов. С изумлением для себя я обнаружила, что среди присутствовавших депутатов БОЛЬШИНСТВО против строительства в Перевозной!

Фрагменты из выступлений депутатов Законодательного собрания Приморского края на депутатских слушаниях по вопросу строительства нефтеперегрузочного терминала трубопроводной системы «Восточная Сибирь — Тихий океан» в бухте Перевозная. 19 мая, Владивосток.

Александр Передня: То, что наши коллеги съездили и посмотрели предприятие в Приморске — хороший момент. Это говорит о том, что с компанией «Транснефть» можно иметь дело. Но не более того. Вопрос-то стоит не только в определении заказчика и оператора. На сегодня главная тема наших слушаний — а где, собственно, будет размещаться эта конечная точка и исходя из каких критериев. И здесь один из главных пунктов — о минимальных экологических последствиях для Приморья при размещении этого терминала. Есть такая заповедь врачей — не навреди. Так вот, если мы не хотим навредить Амурскому заливу, то этот вопрос — о размещении терминала в Перевозной — как раз должен быть исключен. Здесь, в Амурском заливе, где находится рекреационная зона Владивостока и Приморского края, не должно быть ничего техногенного. Я не случайно задал вопрос: а запланированы ли риски? Потому что, какие бы ни были прекрасные технологии, сидит у экрана пульта человек. И поезда встречаются, и самолеты в воздухе, тоже самое происходит с нефтеналивными танкерами. Они тоже встречаются, и возникают колоссальные экологические катастрофы. И такое может случиться в нашем Амурском заливе. Поэтому я предлагаю направить наши мысли в направлении минимизации экологического риска. Да, терминал должен быть размещен в Приморском крае, но — с минимальными потерями для экологии края. Наши ученые говорят, что самый худший вариант — это Амурский залив, Перевозная.
Владимир Масловский: Я думаю, что, прежде всего при принятии решения мы должны исходить из прагматических интересов — и государственных, и территориальных. Нужна ли альтернативная труба на восток, а не только на запад, — нужна. Несомненно, это даст Приморскому краю и прилежащим территориям экономическое развитие. И то, что выбран именно этот оператор — «Транснефть», серьезная компания, которая предъявляет высокие требования к эксплуатации своих систем, я думаю, правильно. И тем не менее мы понимаем, что это опасный производственный объект, который может повлечь негативные последствия. И я считаю, что тут надо провести сравнительный анализ возможного воздействия негативного фактора на экологию: что будет, если разлив произойдет, например, в Ольге или в Находке — сколько это будет стоить и какие будут последствия. Все это надо взвесить и только тогда окончательно принять решение, — где будет находиться нефтяной терминал.
Николай Марковцев: Я учился в ТОВВМУ и нам все пять лет докладывали, что у нас самый безопасный реактор в мире и что безопасно служить на атомных подводных лодках. И этому нас учили до тех пор, пока не случилась чернобыльская авария, и оказалось, все не так просто, как мы считали до этого. Поэтому мы должны исходить из возможных негативных последствий, из того, что авария все-таки произойдет. Если авария будет в Перевозной, то там будут наибольшие экологический последствия, потому что рядом Дальневосточный морской заповедник, заповедник «Кедровая Падь», заказник «Барсовый». А в других местах, которые альтернативно предлагаются, будет меньше негативных последствий. Нам нельзя исходить из того, что никаких аварий никогда не будет. Я, например, располагаю письмом Министерства природных ресурсов, его подписал Степанков, зам. министра, который говорит, что будет повторно сделана экологическая экспертиза, но не инвестиционного проекта, а самой трассы. Наши экологи почему-то тоже все против Перевозной. Приморрыбвод — не дает положительного заключения. Москвичи говорят — все хорошо. Им-то здесь не жить, а нам здесь жить. А сегодня, если правильно, конечно, освещают журналисты, как раз идет в Правительстве совещание по строительству нефтепровода, ведет его М. Фрадков. И что он говорит? Первый этап быстрыми темпами строим до Сковородино, в это время быстрыми темпами должен возводиться нефтяной терминал в Находке. Как только в Находке строительство подходит к концу, мы тянем туда ветку в бухту Перевозная. То есть, я делаю вывод, что для него понятия «Находка» и «Перевозная» — это одно и тоже. А нам нельзя забывать, что от Перевозной до Владивостока — 18 км! И экологические последствия могут быть просто необратимы. Я хочу, чтобы мы на нашей сессии послушали варианты альтернативные и обратились к Президенту, чтобы все-таки не строили нефтетерминал в Перевозной. Давайте строить в другом месте.

Несмотря на убедительные выступления депутатов, ученых и экологов, ощущение победы к концу слушаний почему-то исчезло. Несмотря на то, что депутаты проголосовали за существенные изменения в «Рекомендациях», противники строительства в Перевозной расходились невеселые, и самые пессимистичные из нас бурчали традиционное: «Все равно как захотят, так и сделают».

Современные требования крупнейших международных и государственных банков развитых стран предполагают выделение кредитов не только на основе тщательного изучения экономики инвестиционных проектов, но и при глубокой проработке их экологической части. Например: Оператор проекта «Сахалин-2 — компания «Сахалин-Энерджи» вынуждена была согласиться изменить трассу подводных трубопроводов на более длинный к берегу таким образом, чтобы они проходили за границами мест кормления серых китов.

Тогда последним аргументом в пользу принятия такого решения стало заключение группы независимых экспертов «Международный союз охраны природы» (МСОП — IUCN) и отказ одного из международных банков по этой причине в предоставлении кредита. И хотя объем кредита составлял не более %10 от общей стоимости проекта, опасения огласки данного факта и боязнь заработать имидж разрушителя природы вынудили нефтяную компанию прислушаться к мнению экологов.

Как мы знаем, деньги для строительства трубопроводной системы «Восточная Сибирь -Тихий Океан» ОАО «Транснефть» должна найти. И сумма эта — несколько миллиардов долларов США, За собственные средства «Транснефть» не сможет осуществить данное строительство и вынуждено будет искать необходимые средства. Но в проекте остались болевые экологические точки: и по маршруту у озера Байкал и в Приморье. Основная проблема в Приморье — это выбранная «Транснефтью» конечная точка трубопровода, морской терминал в бухте Перевозная. По заключению Дальневосточных ученых и специалистов из разных областей бухта Перевозная-самый экологически опасный вариант из всех других вариантов.

Ученые и экологи не против строительства нефтепровода в Приморье. Мы за дополнительные рабочие места и инвестиции. Но мы искренно уверены, что это возможно совместить и с чистыми пляжами в Хасане, и с воздухом без нефтяных паров над заповедными территориями и Владивостоком. Нужно только повернуть ветку на восток и вывести терминал из Амурского залива. Тогда и инвестиции в край для строительства терминала можно будет получить намного легче.

Сергей Березнюк, директор Фонда «Феникс»

С большим опозданием (для нашего журнала это не принципиально, а вот коллегам-газетчикам, которым надо «отписаться» срочно, не позавидуешь) были разосланы измененные Рекомендации депутатских слушаний. Почему-то полностью исчез пятый пункт не вызывавший ни у кого возражений «Принять особые меры по уменьшению выбросов паров нефти в атмосферу на емкостях терминала и танкерах при их загрузке». Зато осталось предложение, из-за которого воевали на протяжении всех слушаний: «Выводы государственной экспертизы проектной документации, в состав которой входили материалы сравнительного анализа всех вышеперечисленных бухт, подтверждают, что бухта Перевозная является самой предпочтительной по показателям ледового и температурного режимов, климатическим характеристикам, наличию инфраструктуры, места для размещения береговой части перегрузочного комплекса, обеспечению безопасности судоходства, обеспечению промышленной и экологической безопасности дальнейшей эксплуатации нефтеперегрузочного терминала». Не поняла, — за что боролись? Правда, для успокоения «ряда общественных организаций Приморья и отдельных должностных лиц», внесли осторожную строку: «Вместе с тем не учтены сравнительные данные по последствиям аварий на нефтеперегрузочном терминале и трубопроводной системе на экосистему Приморского края, что должно стать основным критерием для определения конечной точки трубопроводной системы „Восточная Сибирь — Тихий океан“».

РЕКОМЕНДАЦИИ

депутатских слушаний «О строительства нефтеперегрузочного терминала трубопроводной системы „Восточная Сибирь — Тихий океан“ в бухте Перевозная»

Разработка проекта «Обоснование инвестиций в строительство нефтепроводной системы «Восточная Сибирь — Тихий океан» проводилась ОАО «АК «Транснефть» с 2002 года. Целью данной работы являлся выбор наиболее оптимального варианта прохождения трассы проектируемой нефтепроводной системы с точки зрения обеспечения экологической безопасности объекта и максимального учета мнений и требований различных научных и общественных организаций, принимавших участие в обсуждении планируемой деятельности.

Конечный пункт нефтепроводной системы «Восточная Сибирь — Тихий океан» в бухте Перевозная принят ОАО «АК «Транснефть» на основании результатов проработки оценочных характеристик естественных условий морских подходов и рельефа береговой полосы заливов и бухт северо-западной части российского побережья Японского моря, выполненных на предыдущей стадии проектирования. Сравнение выполнялось по следующим показателям: степень освоенности района размещения; ветровой, волновой, температурный, ледовый режимы; защищенность акватории; рельеф площадки; ограничение на пользование земельным участком (земли Минобороны); наличие системы установленных путей движения судов. Для сравнения были выбраны 10 вариантов конечного пункта: бухта Ванино; залив Советская Гавань; бухта Усть-Соболевка; залив Владимира; залив Ольги; бухта Врангеля; бухта Козьмино; бухта Попова; залив Стрелок; бухта Перевозная.

Выводы государственной экспертизы проектной документации, в состав которой входили материалы сравнительного анализа всех вышеперечисленных бухт, подтверждают, что бухта Перевозная является самой предпочтительной по показателям ледового и температурного режимов, климатическим характеристикам, наличию инфраструктуры, места для размещения береговой части перегрузочного комплекса, обеспечению безопасности судоходства, обеспечению промышленной и экологической безопасности дальнейшей эксплуатации нефтеперегрузочного терминала.

Вместе с тем не учтены сравнительные данные по последствиям аварий на нефтеперегрузочном терминале и трубопроводной системе на экосистему Приморского края, что должно стать основным критерием для определения конечной точки трубопроводной системы «Восточная Сибирь — Тихий океан».

Участники слушаний отмечают, что независимо от месторасположения нефтеперегрузочного терминала Законодательным Собранием Приморского края и исполнительной властью должен быть разработан пакет документов, обеспечивающих гарантированное возмещение потерь при аварийных разливах нефти как при перегрузке, так и при транспортировке нефтепродуктов.

Обсудив проблемы экологической безопасности при строительстве и эксплуатации нефтеперегрузочного терминала трубопроводной системы «Восточная Сибирь — Тихий океан» в бухте Перевозная Приморского края и пути их решения, участники депутатских слушаний рекомендуют:

Законодательному Собранию Приморского края:

  1. продолжить работу над формированием законодательной базы по обеспечению гарантированного возмещения потерь при аварийных разливах нефти в рамках установленных Конституцией Российской Федерации полномочий с учетом местных особенностей и передового опыта;
  2. рассмотреть возможность разработки механизма юридической и финансовой ответственности перевозчиков нефтепродуктов за ликвидацию последствий возможных разливов в соответствии с моделью, предлагаемой Институтом защиты моря МГУ им. Невельского;
  3. в рамках Федерального закона «О безопасности», Закона Приморского края «О защите населения и территорий Приморского края от чрезвычайной ситуации природного и техногенного характера» разработать проект закона Приморского края «О защите морских акваторий и прибрежных зон от загрязнения нефтью».

Администрации Приморского края, губернатору Приморского края:

  1. решить вопрос о регистрации нефтеперегрузочного терминала в Приморском крае;
  2. доработать краевую целевую программу по использованию, восстановлению и охране водных объектов и представить на рассмотрение Законодательного Собрания Приморского края;
  3. разработать стандарты, нормативы и правила в области охраны водных объектов;
  4. обратиться в Правительство Российской Федерации с просьбой разработать положения об ответственности иностранных и российских перевозчиков нефти в случае возникновения аварийных разливов в территориальных водах Российской Федерации по вине перевозчиков;
  5. добиваться от ОАО «АК «Транснефть» создания флота и оборудования для ликвидации аварийных разливов нефти до начала эксплуатации нефтеперегрузочного терминала;
  6. предусмотреть в связи с существенным увеличением браконьерства на прилегающие особо охраняемые природные территории при создании терминала, выделение финансовых средств на усиление службы охраны особо охраняемых природных территорий в районе расположения нефтеперегрузочного терминала;
  7. представить расчет доходной части краевого бюджета при реализации проекта строительства нефтеперегрузочного терминала трубопроводной системы «Восточная Сибирь — Тихий океан».

Руководству ОАО «АК «Транснефть»:

  1. представить положительное заключение экспертизы Росприродзора Российской Федерации по ОВОС на место размещения нефтетерминала;
  2. представить на основе предложений ученых по местам альтернативного строительства нефтеперегрузочного терминала технико-экономическое обоснование целесообразности строительства в этих пунктах;
  3. представить обоснование по зоне ответственности по предотвращению загрязнения акватории в связи с ее открытостью;
  4. предусмотреть затраты на сохранение и развитие особо охраняемых природных территорий;
  5. при расчете степени воздействия на природные ресурсы морской акватории и рек рыбохозяйственного значения увеличить нормативы по сохранению биоресурсов.

ДВО РАН, общественным экологическим организациям и объединениям:

  1. представить до 25 мая 2005 года обоснование экологически безопасных пунктов строительства нефтеперегрузочного терминала, альтернативных бухте Перевозная и удовлетворяющих экономическим требованиям ОАО «АК «Транснефть».

Попасть на заседание краевой Думы не удалось. Поэтому воспользуюсь рабочими записями коллеги — Елены Старостиной, у которой хватило нервов и политкорректности еще на одно свидание с властями.

25 мая на Думе Приморского края депутаты утвердили Рекомендации депутатских слушаний по вопросу строительства в Приморье нефтеперегрузочного терминала Законодательному Собранию, Администрации, Губернатору Приморского края и ОАО «Транснефть». Ученым ДВО РАН и экологам общественных организаций, которым было поручено представить обоснование экологически безопасных пунктов строительства терминала, альтернативных бухте Перевозной, на Думе слово дано не было.

Все-таки странная вещь — думский регламент. Можно одно и тоже количество времени обсуждать — давать или нет премии депутатам за работу на благо избирателей, и столько же — крайне важный не только для законодателей, но и для всех жителей края, — вопрос о строительстве в Приморье нефтеперегрузочного терминала. Причем, как в дамском платье, в процессе подготовке думских документов большое значение имеют детали. К примеру, как назвали еще 19 мая депутатские слушания «О строительстве нефтеперегрузочного терминала трубопроводной системы „Восточная Сибирь — Тихий Океан“ в бухте Перевозная», как написали во вводной части Рекомендаций про мечту ОАО «Транснефть» возвести терминал в б. Перевозной, так и пошло это название «гулять» по проекту Рекомендаций. И несведущему человеку уже невдомек: так рекомендует приморские депутаты строить терминал в Перевозной или нет? ОАО «Транснефть», воспользовавшись этой особенностью депутатских формулировок, тут же сообщила на своем сайте — да, рекомендуют. Ученые и общественники, после выступления которых на слушаниях 19 мая законодатели существенно отредактировали первоначальный текст проекта Рекомендаций (например, убрали из него ключевой пункт, предлагающий «депутатам Законодательного Собрания Приморского края согласиться с возможностью строительства нефтеперегрузочного терминала трубопроводной системы „Восточная Сибирь — Тихий океан“ в бухте Перевозная») и которым поручили представить к заседанию Думы альтернативные бухте Перевозной экологически обоснованные варианты размещения конечной точки нефтепровода, недоумевают. Если поручили, пригласили на заседание Думы, то почему же не дали возможности выступить и довести до сведения депутатов края эти варианты?

Доклад по этому поводу профессора, доктора геолого-минералогических наук, главного научного сотрудника лаборатории морских ландшафтов ТИГ ДВО РАН, заслуженного эколога России Бориса Преображенского не только помог бы законодателям вникнуть в суть проблемы, но и — принять кардинальные решения по выбору конечной точки нефтепровода и более определенно высказаться о Перевозной как о наихудшем с экологической и внешнеполитической точек зрения варианте размещения терминала. Тем более, что такие предложения на Думе звучали.

Фрагмент обсуждения на заседании Законодательного Собрания Приморского края 25.05 2005:

Сергей Сидоренко, председатель комитета Законодательного Собрания Приморского края по продовольственной политике и природопользованию:

— Обращаю внимание, что в решении депутатских слушаний очень корректно говориться о том, что надо изучить возможность привязки нефтепорта к другим, менее экологически опасных точкам. В раздаточном материале есть обоснования, представленные профессором Преображенским, во всяком случае, трех точек абсолютно экологически и экономически более благоприятных, чем Перевозная. Кроме этого в раздаточных материалах есть обращение к полномочному представителю Президента в ДВФО Константину Пуликовскому за подписью академика Л. Касьянова, который является членом Совета при Президенте РФ по науке, технологиям и образованию. Оно также касается рассмотрения вопроса о привязке нефтетерминала к экологически менее опасной точке. Поэтому я предлагаю направить наши Рекомендации Председателю правительства РФ, Губернатору Приморского края, руководству ОАО «Транснефть». То есть речь идет о том, чтобы мнение, высказанное на депутатских слушаниях, было все-таки направленно тем, кто принимает решение.

Сергей Сопчук, председатель Законодательного Собрания Приморского края:

— Что касается обращения к Председателю Правительства, вообще не понятно, почему мы к нему обращаемся? Исходя из логики Рекомендаций, к Правительству нет никаких вопросов.

Сергей Сидоренко: Точка привязки нефтяного терминала определена именно постановлением Правительства. Но она может быть изменена. Для этого и предлагаются обоснования, представленные учеными, и наши Рекомендации, которые тоже говорят о том, что вопрос все-таки требует изучения дополнительного. И то, что данный вопрос осуждается, что есть озабоченность тем, что точка выбрана не самая оптимальная, это надо донести до мнения Правительства.

К сожалению, это дополнение в Рекомендации по результатам голосования на Думе не было принято.

Из выступления на Думе 25 мая 2005:

Владимир Масловский, депутат Законодательного собрания Приморского края:

В том, что труба несомненно даст развитие экономки Дальнего Востока, никто не сомневается. Вопрос состоит в возможных рисках, которые исключать нельзя, и принятии оптимального решения. Потому получить от «Транснефти» технико-экономические обоснования размещения терминала в предложенных альтернативных вариантах — было бы правильно. И потом уже делать выводы и задавать вопросы. Это написано в Рекомендациях, которые я предлагаю принять.

Иван Роговой, депутат Законодательного собрания Приморского края:

…Не мутите воду по проблеме экологии. В том числе — ученый люд. Я к вам уважительно отношусь, очень уважительно.

ОЙ, ЧТО ЭТО БЫЛО?

Весна закончилась, и, как у всех болезненных весенних обострений, у проблемы строительства нефтеналивного терминала в бухте Перевозной наступил латентный период. По большому счету, вопрос о строительстве не сдвинулся ни на шаг. Не считая мелких частных деталей, мало влияющих на окончательное решение, НИКТО НИКОМУ НИ В ЧЕМ НЕ УСТУПИЛ. Навязчивая идея строить терминал в самом неудобном месте с инженерной точки зрения, мало привлекательном с инвестиционной, экономически невыгодном и крайне экологически опасном, осталась. Закономерно возникает вопрос: КОМУ ЭТО НАДО? С точки зрения здравого смысла — никому. Если глубоко вникнуть в суть проблемы, то и самая распространенная среди журналистов и населения версия — частной финансовой заинтересованности губернатора края, уже не кажется бесспорной. Может, потому, что она единственная, и слишком у всех на слуху. Она кажется столь незыблемой, что уже студенты наших вузов — экономисты, социологи, экологи, журналисты, гидробиологи, — смело включают ее в свои дипломные работы и блестяще при этом защищаются. Не отметая этой «классической» версии, хочу предложить своему читателю еще две. Для разнообразия.

Версия первая — ПАНАМСКИЙ КАНАЛ
«ПАНАМА» — жульническая афера правления акционерной компании, созданной во Франции в 1879 для сооружения Панамского канала. Для сокрытия хищений, злоупотреблений и тяжелого финансового положения правление компании подкупило французских министров, сенаторов, депутатов, редакторов газет. Крах компании в 1888 разорил десятки тысяч держателей акций. В переносном смысле крупное политическое и финансовое мошенничество, афера.
Универсальная энциклопедия

Официальное открытие Панамского канала состоялось только 12 июля 1920 года. По некоторым подсчетам за время строительства (около 40 лет) международными жуликами было так или иначе украдено 407 миллионов долларов. Панама — самая известная афера, связанная с крупным строительством и международными инвестициями. Но далеко не единственная. Можно даже сказать, что это достаточно распространенное явление для капитализма, в который мы шагаем семимильными шагами. Почему бы не допустить, что строительство в Перевозной — это кем-то тщательно продуманный проект, изначальная цель которого разворовывание инвестиций, а вовсе не завершение строительства. Тогда понятным становится выбор места. Выбиралось место не по количеству штормовых дней, не по высоте волны и не по необходимости дноуглубления. Пустынный берег, без какой бы то ни было сложившейся инфраструктуры и малонаселенный район для целей ТАКОГО проекта намного предпочтительнее, чем портовая, густонаселенная, укомплектованная специалистами по вопросам морского строительства, давно и четко работающая Находка.

Если допустить, что эта версия верна, то строительство в Перевозной постараются начать задолго до начала строительства нефтепроводной системы «Восточная Сибирь — Тихий океан». Для того, чтобы к моменту подведения трубы к Приморью наворовать предостаточно, внезапно и неожиданно для себя «выяснить», что экономически выгоднее бросить недострой и начать новое строительство в Находке, нежели заниматься, например, дноуглубительными работами.

Версия обнадеживает: Перевозная, конечно, приобретет жуткий вид, за время ленивого строительства изрядно попортят подводный ландшафт и погубят много морской живности, но зато до стадии нефтяных разливов дело вряд ли дойдет.

Версия вторая — Веселый пиарщик
Да, пиар — это опасность. Это организация спектаклей общения способом, когда налицо гипнотические эффекты. А одно из определений гипноза можно сформулировать как «моновидение». Это когда видят в одном заданном ракурсе. …На самом деле пиар — это всегда война, но завуалированная, сопровождающаяся формированием мифов (имиджей, иллюзий). Психологи утверждают, что алогичность подачи материала дает сильный эффект и человек неадекватно воспринимает происходящее. Когда мы сбиваем логику, то человек теряет волю. Потому что он не понимает происходящего и не может в нем ориентироваться.
Дмитрий Чекменев, интернет-газета «Вслух»

Именно это и алогично: зачем солидной компании с миллиардными прибылями, известной экологически ответственным строительством, упорно настаивать на заведомо провальном, экономически ущербном строительстве именно в Перевозной? При том, что изначально в рекомендациях специалистов рассматривались ВОСЕМЬ мест окончательного выхода трубы, семь из которых по тем или иным техническим параметрам намного предпочтительнее и с экологической точки зрения не столь опасны. Это бухта Безымянная, бухта Усть-Соболевка, залив Стрелок, бухта Врангеля, остров Лисий, бухта Козьмино, залив Владимира. В результате выбран наихудший вариант, лоббируется именно он, причем с немалыми финансами затратами, при помощи таинственной, неизвестно кем сделанной экспертизы, которую к тому же кроме самих сотрудников Транснефти никто не видел?

А не логично ли предположить, что это тщательно продуманный, остроумный и глубоко профессиональный… пиар-ход. Тем более что пиарщики у нас в стране год от года становятся все оригинальнее и веселее. Во всяком случае, будь я на месте неведомого веселого пиарщика, я бы именно так и поступила. После изучения проблемы и перелопачивания огромного количества информации, связанного с мировым нефтяным строительством, в данном конкретном случае выдала бы рекомендацию: как можно дольше «пудрить экологам мозги» именно бухтой Перевозной. И отступить только в самый последний момент с благородными словами: «Мы выполняем любые капризы экологов». И после этого строить уже где угодно, кроме Перевозной, и как угодно.

Ничего плохого в такой версии нет, кроме того, что «нас опять дурят», а это почему-то всегда обидно. Но главное, к чему надо быть готовыми в этом случае: при таком варианте развития событий общественный экологический мониторинг строительства осуществлять будет не просто трудно, а ПРАКТИЧЕСКИ НЕВОЗМОЖНО.

Вам показались бредовыми предложенные версии? Ну, уж извините: какова история, таковы и версии к ней.

Поставила последнюю точку в статье и проверила электронку. Получила письмо от Старостиной.

Уважаемые коллеги! 1 июня, в день защиты детей (и взрослых, которые тоже когда-то были детьми) в конференц-зале ДВО РАН (ул. Светланская, 50) будет проводиться пресс-конференция «Строительство нефтеналивного терминала в Приморском крае: оценка текущего момента и выбор оптимального места размещения на побережье». (Первоначальное название — «О чем не дали сказать на Думе профессору Преображенскому»). Среди участников — Иван Сергеевич Арзамасцев, который выезжал с депутатами на терминал в г. Приморск Ленингранской обл. и готов поделиться своими впечатлениями как эколог, Борис Владимирович Проеображенский — с возможными вариантами размещения терминала на побережье ПК. Академик Юрий Журавлев — директор Биолого-почвенного института ДВО РАН, Сергей Юрьевич Монинец, сотрудник Институа защиты моря МГУ — с точкой зрения условий мореплавания в разных бухтах. Приглашаем вас принять участие в пресс-конференции, потому что многие люди до сих пор не осознают, какой домоклов меч, в виде терминала в Перевозной, фактически напротив Владивостока, навис над городом и его жителями.

Ел.

Весеннее обострение закончилось. Начинаются «Летние маневры». А это уже совсем другая история. Так что продолжение следует…

Лариса Белоус