Дорогие друзья! Это новая версия сайта WWF. Если вы заметили ошибку, пишите на web@wwf.ru
Помочь
Наша работа
Регионы
Вы можете помочь прямо сейчас!

О рыбаках и тех рыбах, которых уже не удастся поймать

09 июля 2017
Ежегодно во второе воскресенье июля в России и ряде стран бывшего Советского Союза (хоть и не всегда официально) отмечают День рыбака. Специально к этому празднику WWF подготовил материал о современных проблемах рыбной отрасли и рыбах, популяции которых находятся под угрозой исчезновения.
Профессия рыболова — одна из наиболее древних, не утратившая своего значения и по сей день, ведь и ныне рыболовство является важной составляющей экономики многих стран. Между тем за те тысячи лет, что прошли с момента изобретения остроги до появления больших морозильных рыболовных траулеров, человеку удалось отточить мастерство рыбной ловли, кажется, до крайности. Интенсификация промышленности привела к тому, что сегодня мы становимся свидетелями исчезновения целых популяций рыб, а иногда и видов.

Сахалино-Хоккайдская сельдь

В начале ХХ века запасы сельди считались безграничными. Ученые занимались всесторонним изучением популяции, ее поведенческих характеристик. Росло и промысловое значение этой рыбы. Наибольшей по численности до 50-х годов прошлого века была популяция сельди, чей ареал обитания находился между островами Сахалин, Хоккайдо и Хонсю. В особенно урожайные годы ее выловы достигали миллиона тонн. Ни одна другая популяция сельди на Дальнем Востоке России никогда не достигала такого уровня уловов, как сахалино-хоккайдская.
Однако внезапно в течение всего двух десятков лет объемы вылова уменьшились сначала в десять раз, а потом в сто. Пусковым механизмом снижения численности, по мнению ученых, стало изменение деятельности теплого течения Куросио, что повлекло перемены в океанографическом режиме вод, прилегающих к нерестилищам. Тем не менее спад численности оказался настолько резким и неожиданным, что ни промышленность, ни наука не успели к нему адаптироваться. Продолжая вылов в обычном режиме, рыбаки выбирали уже неполовозрелых особей. Таким образом, даже после нормализации деятельности Куросио популяция сахалино-хоккайдской сельди уже не смогла выйти из глубочайшей депрессии.
Впрочем, ряд исследователей отрицает сколь-либо значимое влияние океанических течений и в качестве первопричины негативных тенденций называет сокращение площади нерестилищ в результате человеческой деятельности, освоения и загрязнения береговой полосы районов непосредственного нереста сельди. Тенденция к снижению численности наблюдалась задолго до радикального упадка, но последовательно игнорировалась как на Хоккайдо, так и на Сахалине. А вылов молоди нанес окончательный удар по популяции.
Японские рыбаки при этом наотрез отказывались признать существование именно сахалино-хоккайдской популяции, условно разделяя ее на две. Они продолжали максимально облавливать генерации даже урожайных поколений, которые в теории могли бы оказать заметное влияние на общий рост численности популяции. И хотя сельди Сахалина и Хоккайдо не различаются, некоторые ученые склонны считать, что говорить о единой популяции сегодня уже нельзя.

Аральский лосось

Лосось в Аральское море попал еще в древности из Каспия. Это далеко не самый крупный представитель лососевых — его средняя масса составляла 13 килограмм. Как и все проходные формы лосося, аральский нагуливался в водах соленого озера, которое еще полвека назад было четвертым в мире по площади. В ноябре же рыбы отправлялись на нерест в Амударью, некоторые проделывали сложный путь туда и обратно по четыре раза.
Популяция лосося Аральского моря была крайне малочисленна. Сыграли роль как биологические особенности вида (нерест в холодное время года, долгое вызревание икры), так и пресловутый человеческий фактор. Не секрет, что активное использование воды из Амударьи, где, к слову, и нерестился лосось, и Сырдарьи привело к стремительному обмелению моря. Уже в конце ХХ века случаи поимки этой рыбы перестали фиксироваться, что дает серьезные основания полагать, что вид окончательно исчез.

Муксун

Другой представитель отряда лососеобразных, муксун — ценная промысловая пресноводная рыба. Встретить ее можно в реках и озерах Сибири и в опресненных прибрежных водах Северного Ледовитого океана. Бывали случаи поимки крупных экземпляров весом в 13 килограмм, но сейчас такой улов кажется вымыслом, ведь ныне его обычный вес — лишь 1–2 килограмма.
По данным историков, сто лет назад в реке Томь (приток Оби) муксуна было столько, что томичей называли «муксунниками». Но сегодня, по заявлениям ученых, виду грозит огромная опасность. Правда, не в мировых масштабах, а лишь в масштабах России.
На Таймыре, на севере Красноярского края, популяция муксуна находится под угрозой исчезновения. Не менее печальная ситуация сложилась в Томской и Тюменской областях, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах, где с 2014 года введены ограничения на промысел муксуна. С 2017-го введен запрет на вылов этой рыбы для Западно-Сибирского рыбохозяйственного бассейна (исключение делается для аквакультурных и научно-исследовательских проектов). Ведутся попытки восполнить численность за счет усилий рыбоводных хозяйств. Однако за три года, что действует запрет, ситуация нисколько не улучшилась, а напротив — несколько усугубилась. Нынешнее положение таково, что у муксуна есть все шансы повторить путь обского осетра и угодить в Красную книгу России.
Главными причинами катастрофического положения запасов этой ценной рыбы называют два фактора: браконьерство, которое по масштабам в два-три раза превышает легальный промысел, и деятельность нефтедобывающих компаний.

Нельма

Ближайший сосед муксуна — нельма. Эта рыба разделила с муксуном не только среду обитания, но и радикальные тенденции снижения численности популяции.
Нельма тоже из лососеобразных. Она намного крупнее муксуна. В длину нельма может достигать полутора метров при массе до 50 килограмм. Средний вес этих рыб колеблется от 5 до 10 килограмм.
Ловля нельмы запрещена во всех южных и центральных районах Сибири. С 2015 года ее промысел закрыт повсеместно в Тюменской области, включая Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа, а это — реки Тобол, Тавда, Тура, Исеть, Ишим, Иртыш. В 2017 году в правила рыболовства попал и запрет на промысел нельмы в Томской области. Ранее запрет продлялся ежегодно, теперь же ограничение во всех проблемных районах ввели на постоянной основе до улучшения состояния популяции. Жизненный цикл нельмы в разных реках колеблется от 16 до 22 лет. Рыбная наука настаивает, что для запуска процесса восстановления популяции необходимо выждать как минимум два таких цикла.
Нельма весьма избирательно подходит к выбору места для нереста — годится далеко не всякая река. Рыба предпочитает глубокие водотоки, а вот мелких участков и перекатов старается избегать. Массовый вылов и деградация среды обитания ставят этот вид на грань выживания.
Это, конечно, далеко не полный список видов рыб, находящихся под угрозой. Ранее WWF уже неоднократно поднимал вопрос критического состояния осетра в Каспии, омуля на Байкале, чавычи в Западной Камчатке. В целом на сегодняшний день в рыбной отрасли можно выделить три фактора, оказывающих крайне негативное воздействие на рыбные запасы:
  • браконьерский промысел;
  • перелов при промышленном освоении;
  • хозяйственная деятельность человека, разрушающая места обитания уязвимых видов в морских и речных экосистемах.
WWF напоминает: День рыбака — это не только день празднования и чествования работников рыбной отрасли, но и день противодействия истощительному и губительному рыболовству!
Для дополнительной информации
Пресс-секретарь Камчатского/Берингийского экорегионального отделения
Директор программы по устойчивому морскому рыболовству WWF России
Помогите природе прямо сейчас!