Мы хотим, чтобы сайт WWF был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю
Помочь
Наша работа
Регионы
Вы можете помочь прямо сейчас!

Киотский протокол - провал переговоров или шаг к успеху?

27 ноября 2000
В Гааге, Нидерланды, закончилась работа всемирного климатического форума...

Полный провал с бюрократической точки зрения, для Секретариата Конвенции по климату, для профессиональных переговорщиков, которые должны генерировать бумаги и выдавать «на гора» международные соглашения. Полное разочарование для 7000 участников, которые две недели упорно работали, а в последние дни почти не спали, - нет никакого формального результата работы.

А неформального? Тут ответ уже совсем не так прост.

Прежде всего, страны не пошли по пути «бюрократического успеха» - можно было бы принять безликие документы без цифр и четко прописанных деталей. Но тогда было бы по-прежнему не ясно, как реально протокол будет выполняться на практике, какой выход из положения найдут США и Япония и будут ли они ратифицировать протокол. Страны стали обсуждать детали и численные параметры, стали искать компромисс, который бы устроил всех. Идея «протокол без США» фактически даже не рассматривалась.

Главная проблема переговоров - очевидная невозможность США и Японии выполнить Киотский протокол на своей территории. Протокол обязывает все развитые страны и страны с переходной экономикой в целом снизить выброс парниковых газов (прежде всего это CO2) в 2008-2012 на 5,2 % ниже уровня 1990 года. При этом обязательства разных стран различны: США должны снизить выброс на 7%, Япония на 6%, Европейский Союз в целом на 8%, а Россия и Украина просто не превысить уровень 1990 года, то есть 0%. Отрадно, что никто не пытался отказаться от своих обязательств и «утопить» протокол. Вопрос в том, как ряд развитых стран будет выполнять протокол на чужой территории. Тут есть насколько возможностей. Следует определить, как, в каком объеме, и какие проекты по снижению выбросов в развивающихся странах будут засчитываться в выполнение обязательств страны-инвестора. США и Япония готовы развернуть широкомасштабные программы и таким образом выполнить не менее половины своих обязательств. Следует определить, насколько и как снижение выбросов может быть компенсировано поглощением углерода лесами и сельскохозяйственными землями. Такая компенсация носит в принципе временный характер, поскольку нигде, ни в древостоях, ни в почвах нельзя беспредельно увеличивать «запас» углерода. Более того, замена тропических лесов быстро растущими плантациями крайне вредна для экосистем, леса могут быть срублены, сгореть, пострадать от вредителей и т.п. После 1990 года США перешли на новые методы обработки земель и накопили в почвах огромный объем углерода. Их леса сейчас являются растущим «стоком» углерода. Япония наметила выполнить 50% своих обязательств за счет поглощения углерода и уже развертывает широкомасштабную программу лесных плантаций в тропиках. С другой стороны, таких возможностей нет у европейцев. В России леса растут медленнее, затраты обычно выше, чем в тропических странах, поэтому в краткосрочном плане тут нам сложно конкурировать. Следует определить, какие фонды должны быть образованы (кто и сколько платит), чтобы финансировать меры по адаптации к изменениям климата. Следует определить, какие ограничения могут или не могут быть введены на торговлю квотами на выбросы в развитых странах и странах с переходной экономикой. Последний вопрос особо актуален для России. Хотя безусловно, что в развивающихся странах США и Япония планируют сделать гораздо больше, чем в России, да и объем наших «свободных» квот вероятно не будет столь большим как ожидалось. Все основные вопросы уже сведены в единый текст - «Записку председателя Конференции, министра Нидерландов Яна Пронка». Все ведущие страны высказали свои позиции и никто не отверг текст в целом. Речь идет о конкретных численных значениях. В последнюю ночь переговоров по нескольким вопросам было достигнуто согласие: согласованы некоторые численные значения учета «стока» углерода в лесах и почвах; был согласован минимальный объем средств фондов для адаптации к изменениям климата и для помощи беднейшим странам (в целом 1 млрд. долл. США в год, хотя еще не ясен год начала работы и детали наполнения фондов); было достигнуто согласие, что ядерные энергетические проекты в развивающихся странах не включаются в протокол. Однако этого оказалось недостаточно. В чем же основная причина неуспеха? Конечно, во многом, просто не хватило времени, но также не хватило детальной экономической проработки вопросов и их согласования на макроэкономическом уровне. Когда 1998 году на Четвертой Конференции в Буэнос-Айресе было намечено за два года выработать и принять «подзаконный акты» Киотского протокола, еще не у всех было полное понимание того, насколько мощным экономическим инструментом является протокол. Он только на первый взгляд был «протоколом про погоду и природу», а реально являлся «протоколом про мировую экономику и энергетику». Леса и сельское хозяйство также все больше вовлекаются в протокол, но это только добавляет сложностей, поскольку затрагивает и мировые рынки продовольствия и древесины. Что касается России, то активное участие на Конференции зам. министра экономического развития и торговли России Мухамеда Циканова резко подняло интерес к нашей стране поскольку показало, что Россия серьезно настроена использовать Киотский протокол для привлечения в страну инвестиций в проекты по энергосбережению и энергоэффективности. На прошлой неделе на заседании Правительства была рассмотрена и в целом одобрена Энергетическая стратегия России на период до 2020 года, что имеет самое прямое отношение и к Киотскому протоколу и к ходу переговоров. После пресс-конференции российской делегации в Гааге, стало ясно, что ее задачей является именно скорейшее начало в России международных проектов по сокращению выбросов парниковых газов. С другой стороны, вызывают большую озабоченность попытки России «втащить» в протокол наши потенциально возможные ядерные проекты в развивающихся странах. Риск слишком велик и совершенно не соответствует достигаемому результату. В случае очередной катастрофической аварии она заодно «потопит» и весь Киотский протокол, так как тогда из него должны будут быть покрыты все прямые и косвенные убытки и ущерб. Переговоры будут продолжены, следующий раунд намечен на май 2001 года, но возможно он будет перенесен и на более ранний срок. На октябрь намечена Седьмая конференция сторон в Марокко. Неудача в Гааге должна послужить холодным душем для тех правительств, которые пытаются «ослабить» Киотский протокол. Люди всех стран требуют принять действенные меры. Для этого не требуется чего-то экстраординарного - надо лишь пойти по энергоэффективному пути развития и снижать потребление ископаемого топлива", - подчеркивает Директор климатической программы Всемирного фонда дикой природы (WWF) Дженнифер Морган. За дополнительной информацией обращайтесь к Кате Пал, Пресc-cекретарю WWF,тел. (495) 915 3515, Email:kpal@wwf.ru

Открытие Корпоративного клуба 4 апреля 2001 г.
© WWF России
«Семена сотрудничества» в цветочных горшках с символикой WWF (по традиции, такие семена сажают все руководители новых членов Корпоративного клуба)
© WWF России / Александр Евграфов
© WWF России
© WWF России
Помогите природе прямо сейчас!