Мы хотим, чтобы сайт WWF был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю
Помочь
Наша работа
Регионы
ВЫ МОЖЕТЕ ПОМОЧЬ ПРЯМО СЕЙЧАС!

WWF России предлагает отказаться от квотирования вылова лососевых в экономзоне

26 апреля 2018
На Камчатке прошли общественные слушания по вопросу общих допустимых уловов (ОДУ) основных промысловых видов в прикамчатских водах на 2019 год. Всемирный фонд дикой природы (WWF) представил ряд замечаний к материалам слушаний.

Более двух лет назад дрифтерный промысел был полностью запрещен в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) Российской Федерации. Но рыбодобывающие компании, которые вели этот промысел, до настоящего момента не лишились своих квот. И в следующем году квота на вылов лосося в ИЭЗ в размере 22 500 тонн сохранится.

WWF России настаивает на необходимости отмены этой квоты. И вот почему. Несмотря на долгосрочные договоры, которые дрифтерщики в свое время заключили с государством, они, ввиду запрета плавных сетей, уже два года не могут выбрать выделенную квоту. По закону, если компания не осваивает ресурс в полном объеме, договор на вылов должен быть расторгнут, а сами квоты – выставлены на аукцион. Учитывая, что сегодня не существует других эффективных средств добычи лосося в ИЭЗ, ни одна компания, если она планирует вести работу честно, не станет эти квоты выкупать. Такая ситуация потенциально может привести к выходу на аукцион большого числа нечестных компаний, которые скупят лоты по дешевке и станут вести промысел теми же дрифтерными сетями. Помешать работе двух, трех… пяти… семи судов контролирующие органы смогут. Но что если таких судов окажется десяток или два?

WWF России уверен: необходимо принять превентивные меры и снизить ОДУ лосося в ИЭЗ до 300-500 тонн вылова исключительно в научных целях. Данное предложение было включено в материалы общественных слушаний, но будет ли оно услышано – этот вопрос остается открытым. Как и вопрос о том, как снизить растущие уловы молоди минтая.

Промысел минтая в текущем году демонстрирует высокое количество молодых особей в уловах. Не помогают даже специальные вставки для выхода молоди в трале. Сами ученые признаются, что в следующие годы ситуация будет только усугубляться, так как в промысел вступают урожайные поколения. Но действенных конструкционных изменений для трала придумать пока не удалось. Единственным решением, по словам ученых, может стать оперативное закрытие района промысла. Однако на деле такая процедура довольно сложна с юридической точки зрения. Решение о закрытии района должно быть согласовано рядом инстанций и может занять не менее месяца. Об оперативности говорить не приходится.

«Вопрос необходимо решать на федеральном уровне. В теории это не представляет труда: Федеральное агентство по рыболовству (ФАР) получает необходимые полномочия, созывает экстренное совещание и, по примеру той же Комиссии по регулированию добычи анадромных видов рыб, закрывает район в течение считанных дней. Таким же образом, когда потенциально опасная для популяции ситуация миновала, Агентство сможет вновь разрешить рыбакам добычу. И опыт такой работы у ведомства, курирующего рыболовство, имеется с 1989 года. Правда, с появлением Закона о рыболовстве, ФАР лишился этих полномочий», - пояснил Сергей Коростелев, координатор Программы по устойчивому рыболовству Камчатского офиса WWF России.
Вызывает вопросы экологов и тот неизменный принцип, при котором основной мерой регулирования промысла является общий допустимый улов (ОДУ). Дело в том, что специалисты Камчатского научно-исследовательского института рыболовства и океанографии (КамчатНИРО) упорно настаивают, что размеры ОДУ уже сами по себе можно считать оценкой воздействия на окружающую среду (ОВОС). Иными словами, они утверждают, что если вылавливать ровно столько, сколько они предлагают, и соблюдать при этом Правила рыболовства, никакого негативного влияния на природу оказываться не будет. В то же время ученые признают, что любой вид промысла может влиять отрицательно на окружающую среду как прямо, так и опосредованно. К негативному воздействию относится:
  • непосредственное влияние добычи конкретного вида водных биологических ресурсов (ВБР) на состояние запасов этого вида;
  • влияние орудий лова на гидробионтов;
  • влияние промысла на уязвимые морские экосистемы (УМЭ).
  • случайный прилов нецелевых видов, в том числе и занесенных в Красную книгу;
  • потенциальное загрязнение нефтепродуктами, льяльными водами и отходами производства;
  • угрозы, которые представляют для морских животных потерянные орудия лова.
Дальше – еще интереснее. По заявлению сотрудников КамчатНИРО, из всех перечисленных факторов воздействия, действительно оценить они могут лишь первый. Всё остальное требует «проведения специальных исследований, что не входит в задачи института», говорится в документе, представленном КамчатНИРО к слушаниям.

Сложилась парадоксальная ситуация: очевидно, что негативное влияние промыслов не ограничивается только последствиями изъятия промысловых видов для самих этих видов. Но у профильного научно-исследовательского института нет финансирования для проведения необходимых изысканий. Росприроднадзор закрывает глаза на очевидное несоответствие, не требует полной оценки влияния промыслов. И такое положение, как будто устраивает всех: и профильный институт, и контролирующее ведомство. Получается, что раз Правила рыболовства приняты, то все рыбаки им неукоснительно следуют априори. А значит, улучшать ничего и не нужно. Это как если бы переход дороги на зеленый свет уже сам по себе полностью гарантировал безопасность пешехода. Однако нелишним бывает посмотреть по сторонам. И факты прилова нецелевых видов, потери промысловых орудий, загрязнения морей отходами производства, льяльными водами и пр. наверняка происходят. Но истинные масштабы этих нарушений остаются неизвестны ни ученым, ни общественности.

Все материалы и замечания, представленные на слушаниях, будут переданы во Всероссийский научно-исследовательский институт рыболовства и океанографии (ВНИРО). Именно специалисты Института примут окончательное решение по объемам вылова на 2019 год.
Общественные слушания по ОДУ на 2019 год, Елизовский район, Камчатка
© Юрий Кисляк / WWF России
Для дополнительной информации
Координатор программы по устойчивому рыболовству Камчатского/Берингийского экорегионального отделения
Пресс-секретарь Камчатского/Берингийского экорегионального отделения
Помогите природе прямо сейчас!