Мы хотим, чтобы сайт WWF был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю
Помочь
Наша работа
Регионы
Вы можете помочь прямо сейчас!

В некотором царстве, королевско-wwf-ском государстве…

03 марта 2004
Морозным февральским утром комфортабельный аэробус отправился вслед за солнцем в столицу королевской Швеции. На его борту находилась небольшая делегация Камчатского Клуба Друзей WWF «Хранители Живой Планеты».... 
a:2:{s:4:"TEXT";s:65534:"

Еще во время посещения полевого экологического лагеря «Рейнджеры-2003» на территории природного парка «Голубые озера» Ула Йеннерстен, со-председатель WWF Швеции, счел нужным пригласить в свою страну руководителя проекта WWF по экологическому образованию на Камчатке для обмена опытом работы. При подготовке визита оказалось возможным сформировать делегацию до 5 человек, и от Камчатки (к нашему общему счастью) обмениваться опытом отправились также руководитель клуба «Кедрач» из Раздольного Эльвира Мэлсовна Смирнова и ее коллега Марина Петровна Краснова, возглавляющая клуб «Реликты ключей» в Паратунской школе.

15 февраля, приземлившись в Арланде, мы начали обстоятельное знакомство со Швецией с посещения деревенского жилища Улы, которое находилось в 15 минутах езды от аэропорта. Небольшая «усадьба» поразила нас своим внешним и внутренним содержанием, приятно дополняющим портрет главы семейства Йеннерстенов как классического любителя природы. На земельном участке, соответствующем по площади нашим дачным 6 соткам, было несколько интересных натуралистических местечек. Здесь размещались, например, солнечные часы, елочки, одну из которых наряжают к рождеству, не меньше 8 скворечников на деревьях, дозированная кормушка для птиц в 2-х метрах от кухонного окна. 

К ней то и дело подлетали пернатые гости и лакомились подсолнечными семечками. Они заглядывали также в снопики, привязанные к трем опорам кормушки еще в новогодние праздники по древней шведской традиции. На наших глазах в течение нескольких минут тут побывали поползни, овсянки, гаечки, большие синицы, московки и кто-то еще, кого мы не смогли определить сразу. А вот Ула знает их всех, так как ведет наблюдения за своей «домашней» орнитофауной с 1997 года. Оказалось, что около 40 разных птах посещают небольшую птичью столовую. Убедиться в этом нам помог график их ежегодного пребывания и листок видового определения, которые находятся всегда под рукой у наблюдателя. 

Познакомившись с приусадебным участком, мы с удовольствием откликнулись на предложения 3-х нарисованных на двери овечек зайти в старый дом. Он состоял из кухоньки, одной комнаты и прихожей. Между оконными рамами лежал ягель, приукрашенный яркими мухоморчиками. На кухне кроме плиты была печь, которую ежедневно топят дровами. Ула со своей женой Анниссой стали угощать нас ланчом, смачным центром которого было мясо в собственном соку. Как оказалось, это было специальное блюдо из особого мяса. Одна из программ, которой занимается Ула в WWF Швеции, посвящена агроландшафтному природопользованию, основанному на работе небольших фермерских хозяйств. Гармоничное существование с природой здесь связывают с сохранением давних традиций производства экологически чистых продуктов питания. Один из таких фермеров живет в одной деревеньке с Йеннерстенами. Он содержит 120 свиноматок, которые ежегодно дают немалый приплод. Мясо готовится по-особому, по-шведски и, несмотря на большую цену по сравнению с мясом, выращенным по современным технологиям, пользуется хорошим спросом у покупателей. 

После вкусного обеда мы перешли в новый, еще не достроенный дом, возводимый руками самого хозяина. И то, и другое жилища не были вызывающе богатыми домами. Кстати, как и все другие здания на местности, они очень похожи как по конструкции, так и по цвету-- покрыты красно-коричневой краской, которую добывают недалеко отсюда. Этого стиля рекомендуют придерживаться всем местным жителям. А сам дом благоухал хвойным ароматом, И нигде не было заметно пластиковых штучек-дрючек, новомодных обоев. Поднимаясь по лесенке наверх, Ула тут же показал, что для изоляции крыши использовал предназначенное для этого бумажное вторсырье, плотно забитое между двумя слоями досок с помощью спецмеханизма. В общем, этот изолятор тоже не привносил в дом вредоносные испарения.

Пока принимающая сторона готовила свой кабинет для просмотра слайдов, мы ознакомились с библиотекой. Взгляд тут же упал на многотомное собрание сочинений Брэма, изданное в 1930 г. Оно было подарено Уле его дедом. Не преминули познакомиться мы и с коллекцией насекомых, которых извлек владелец дома из своего стройматериала. Она была не такой уж маленький—где-то 15 видов древесных обитателей.

Наконец наступил момент слайд-презентации, посвященной Камчатке. Автор «лекции» познакомил нас с нею, чтобы продемонстрировать, как именно он пропагандирует красоту дальневосточной окраины Азии своим соотечественникам--будущим туристам. О Камчатке в Швеции знают многие, но не знают, какая она в действительности. Стиль Йеннерстена состоит в том, чтобы непременно показывать заинтересовавшимся людям красивые виды российского вулканического полуострова. Ула безусловно является яростным поклонником нашего экорегиона. Когда я спросила, бывает ли у него ностальгия по Камчатке, он утвердительно кивнул в ответ.

Кстати, наш wwf-cкий друг—просто отменный фотограф. Лишний раз в этом можно было убедиться, познакомившись с иллюстрациями солидных книг о природе Швеции, Африки… Многие свои фотографии он продает, но это не является его бизнесом. Вырученные деньги шведский натуралист тратит на новые поездки и аппаратуру, чтобы вновь и вновь своими прекрасными кадрами привлекать внимание людей к великолепным сокровищам природы и необходимости их охраны.

Ула принципиально живет в селе. Чтобы быстро добираться до Стокгольма, выезжает на работу очень рано, до пробок, и через полчасаон уже в своем офисе. Мы же после обеда где-то за часок на такси доехали до стокгольмской гостиницы. Водитель машины показался нам директором своего авто. Такой имидж таксиста сложился у нас из строгой одежды, атрибутами которой были костюм и галстук, и интеллигентной манеры общения. Его завершало наличие в автомобиле микрокомпьютера, который был снабжен GPS-ом. Он не только фиксировал длину маршрута и соответствующую ему стоимость, но и, немного подумав, взял тут же оплату за проезд по банковской карточке.

Небольшая гостиница, в которой мы поселились, находилась в самом центре старого Стокгольма и называлась «Густав Ваза». Такое название имело определенно исторические корни. Оказалось, что очень давно, в 16 веке, неподалеку от этого места произошла одна из многочисленных межгосударственных битв. Во время боя шведов и датчан тогдашнему перовому королю Густаву пришлось убегать от превосходящего в силе противника на лыжах. За ним бросились вдогонку двое, чтобы от имени народа умолять остаться их королем. Долго же пришлось догонять подданным своего правителя, если этот исторический момент свершился лишь через 90 000 метров. В честь описанного легендарного события уже много лет ежегодно в начале марта проводится лыжный марафон длиной в вышеупомянутую 90-километровую дистанцию, а гостиница носит королевское имя.

Наскоро поселившись в номера, мы поспешили посвятить остаток свободного воскресного времени прогулке по средневековой части города. Прежде всего, нас поразила невероятно спокойная обстановка. Несмотря на обилие машин, повсюду стоявших на обочинах улиц, движение автомобилей (и это при 1,5 миллионной численности населения Стокгольма) было ненасыщенным. Соответственно и воздух обращал на себя внимание не выбросами выхлопных труб, а замечательной приморской свежестью. Впрочем, из экологических характеристик центральной части столицы бросалось в глаза отсутствие древесных насаждений. Но им здесь просто нет места--боковые улицы по своей ширине порою не превышают полутора метров. Такое тесное соседство зданий иногда надежно скрывало их красоту, и не предоставляло возможности сфотографироваться на фоне спрятавшейся кирхи или другой архитектурной экзотики. Через некоторое время мы шли по улице, автотранспортное движение по которой разрешается только для подвоза туристов. Она вся была украшена огоньками горизонтальных гирлянд, а мостовую периодически охраняла пара небольших каменных львов. Мы шли не спеша, а в голове крутились картинки из учебников по истории. На языке тут же завертелась переделанная песенка:

«Это было в нашем векеВ середине февраля В тридесятом королевстве,Там, где чтут поныне короля».

Фантазиям суждено было прерываться, и взгляд останавливался то на новой кирхе, то на памятнике, то на витринах магазинов, которые сопровождали нас и слева и справа сплошной чередой. Каждый раз приходилось ловить себя на разрозненных сравнениях увиденного с нашей жизнью. Все люди ходили в куртках, которые не могли претендовать на звание зимней одежды в нашем понимании. А головные уборы присутствовали на меньшей половине прохожих. За всю долгую прогулку мы встретили одну пару нищих, одного играющего на аккордеоне и одного поющего за подаяние. На следующей вечерней прогулке оказалось, что уличный орфей имеет ссср-овские корни, так как пел по-русски о «малиновом звоне на заре». Мы заподозрили, что и аккордеонист тоже был «нашим». В тот же вечер были замечены два подвыпивших гражданина, а среди молодежной публики лишь одна парочка продемонстрировала принадлежность к влюбленным и то прилично. И еще не было безумного нагромождения рекламных щитов и транспарантов, так скверно закрывающих исторические достопримечательности в Москве.

Переполненные превосходными ощущениями, мы поспешили отойти ко сну, чтобы назавтра из-за несостоявшейся адаптации к местному времени проснуться спозаранок. Я, начиная с 3-х часов утра, все свои впечатления старалась надежно упаковать в компьютер. Мои же соратницы проснулись в этот день около 5-ти и стали наблюдать уличную жизнь утреннего Стокгольма. Они узнали, как и в какой последовательности убирают мусор, когда появляются первые автобусы и как они наполняются пассажирами. Страноведческие открытия географов продолжись на завтраке, включенном в оплату за проживание. Казалось необычным выбирать для еды что угодно и сколько захочешь. Еда была вкусной. Помимо всего прочего, очень захотелось испробовать яйцо, непременно употребляя его на специальной подставке. Но тут нас ждал обман--сей продукт был сварен не всмятку.

Уплотнившись завтраком, мы поспешили выполнять не менее приятную служебную часть поездки. Для этого следовало направиться на подземке в Ульриксдал, где находится офис WWF Швеции. Метро отличалось от московского собрата очень многим. Здесь даже в час пик бывает спокойно. Но прежде всего поражала тишина как на станциях, так и в вагоне. В общем, шумовой фон для человека здесь был нормальным, не превышающим по этому показателю ПДК. Значит, это возможно в наше время?! Можно было заподозрить шведское метро в не столь высокой скорости движения по сравнению с российским. Однако по предварительным данным оказалось, что с этим все у них не хуже нашего. В общем, тут же захотелось обратиться к господину Лужкову позаботиться избавить москвичей и гостей столицы от излишних децибел. Хотя бы потому, что изредка с обычными пассажирами в метро могут проехать и высокопоставленные лица. Не дай, бог, если они даже за одну поездку с непривычки так сдуреют, что уже точно никогда не смогут по-умному руководить нашим государством!

Вскоре мы подъехали к Ульриксдалу. Здесь находится одна из летних резиденций короля Швеции, большую часть которой он бесплатно отдал под офис национальному отделению Всемирного фонда дикой природы. В окрестностях вовсю царили предвестники весны. По дороге к дворцу мы с удовольствием слушали пение птиц, убеждались, что местная сосна имеет непривычную кору и что тополя здесь возрастом в 3 сотни лет. Постоянно приходилось ловить себя на мысли, что торопиться не хочется, а есть славное желание наслаждаться окружающей, в меру урбанизированной средой. Поэтому руководителю нашей делегации, директору департамента российских региональных программ Виктору Никифорову приходилось то и дело махать рукой, призывая поторапливаться. И вот мы уже совсем близко к одному из загородных домов Карла XVI Густава. То, что здесь находилась королевская резиденция, не подвергалось сомнению. Перед нашим взором предстала классическая картинка: озеро, аллеи, скульптуры, сам дворец (построенный в 1680 году), внутреннее убранство которого, как узнали позднее, состоит из лепнин и росписи на потолке религиозного сюжета. Рядом с дворцом находится оранжерея. Цветы, растущие в ней, король любезно дарит во время своих встреч разным персонам и общественным группам. Стало по-детски жаль, что самого короля нам удастся увидеть только на портрете, фотооткрытках и монетах. Ведь король Карл XVI Густав из династии Бернадотов является еще и Президентом WWF Швеции!

Наконец мы в офисе. Здесь нас ждал радушный прием. Первое знакомство происходило за чашечкой кофе. Нас сразу предупредили, что национальный напиток шведов—слабый кофе. Если мы любим крепкий, можем брать напиток в соответствующем сосуде. Встречу открыл Ула, который вкратце сообщил самое главное о национальной организации WWF, сторонниками которой являются почти 140 тыс. шведов ( 1,5 % населения). Именно на их взносы осуществляется основная деятельность фонда. Руководит им правление, в распоряжении которого есть административно-экономические отделы и 5 специальных департаментов. Программы 4-х из них касаются лесов, водно-болотных угодий, ландшафтов и побережий. Что касается 5-го департамента, то он занимается только экологообразовательными проектами. Возглавляет его Гунилла Элсессер вместе с Германом Селлгреном и Гитти Ютвик.

Гунилла начала свой рассказ с обзора шведского экообразования. Первой его особенностью является замечательное отношение правительства к этой области образования. И государственные учреждения, и общественные организации природоохранной специализации получают большую поддержку. Со стороны Министерства образования внедрено то, что любой учитель, независимо от преподаваемого им предмета, должен вносить свою лепту в экообразование. Удалось уяснить, что задача этого министерства в области экологии сводится в целом к выполнению принятых государственных стандартов по разным предметам естествознания. Эта работа педагогов осуществляется по 4-м направлениям: собственно экологическому, этическому, историческому и региональному компоненту, связывающему местные особенности с глобальным природными процессами. Вторая особенность касается дополнительного экообразования. Оно идет через муниципальные и общественные программы и проекты, к которым школы привлекаются очень широко. Основная муниципальная программа экологического образования реализуется через работу Школ природы. Их в Швеции примерно 70. Цель таких школ—показать в природе то, с чем ребята теоретически знакомятся на уроках. Экологические школы могут отличаться друг от друга. Их программное наполнение и техническое обеспечение зависит от налогоплательщиков, на средства которых они существуют, через институт муниципальной власти. О своей работе школы пишут ежегодный информационный отчет в Министерство образования. Принимая этот отчет, органы управления образования, высказывают свои замечания и пожелания, но они носят рекомендательный характер. После обеда нам предоставлялась возможность побывать в одной из таких школ, расположенной поблизости от офиса WWF.

Охарактеризовав государственный подход к экологическому образованию, Гунилла довела до нашего сведения, как на этом фоне организована деятельность шведского WWF. Она представляет собой цепочку последовательных действий. От глобальных целей, которые разделяют все, был перекинут мостик к повышению интереса населения к экологическим проблемам и увеличению вложений для их решения. Далее была поставлена задача необходимости обладания теми знаниями, которые помогут справиться с имеющимися проблемами. А затем процесс пошел вглубь, чтобы помочь осознать населению экологические проблемы, которые касаются их напрямую. Если говорить о школьниках, то к максимальному объему знаний по прикладной экологии наши коллеги стараются привлечь детей до достижения ими возраста 12 лет. В это время дети осваивают первую ступень образования, обучаясь только у одного учителя, и практически нет проблемы привлекать к этому процессу всех школьников. На 2-й ступени обучения экологическое образование в наибольшей степени зависит от индивидуальности педагогов. На сегодняшний день больше педагогов-теоретиков и не так много из них практиков. Есть и такие, кто подходит к экологическому образованию очень формально, а порою встречаются и вовсе инертные персоны. Все это приводит к тому, что процесс экообразования может носить в иных местах узкий характер, в то время как одной из главных задач успешной деятельности является внедрение образования в массы. Учитывая все эти реалии, главными методами работы «наш» 5-й департамент избрал обучение преподавателей и школьников практической работе на специальных тренингах, семинарах, практикумах. Наши коллеги организовывают также сотрудничество между учителями и школами в рамках разных проектов, в том числе по мониторингу за качеством окружающей среды. Они проводят при необходимости съезды и конференции. И конечно подготавливают и издают пособия для учителей и учеников.

Понимая, что весь процесс экологического образования должен соответствовать устойчивому развитию своей страны, WWF осознает: все методы работы ему еще неизвестны. Но он ищет их, целеустремленно продвигаясь в этом направлении и опираясь на незыблемую триаду: обязательно находить верные пути охраны природы (экологический аспект), умея работать с людьми (социальный аспект) и имея для этого финансовую подоплеку (экономический аспект). Привлекая на свою сторону население, WWF Швеции заинтересован в том, чтобы их последователи не только имели возможность слушать, но и учились критически глядеть на все услышанное, увиденное. Поэтому каждый обучаемый обязательно формирует свой круг прав и обязанностей: что он может, что должен, а что не будет делать ни в коем случае. Кстати, однажды наши коллеги провели съезд своих «воспитанников» и спросили, что на их взгляд важнее всего в экообразовании. Все присутствующие сошлись на том, что обязательно надо знать реальную обстановку, план их конкретных действий на ближайшее время и осуществлять больше практических дел. WWF-Швеции разработал и реализует сегодня такие программы, как «Экологические следы», «Вода как источник природы и ресурс», «Совместное проживание с большими хищниками», «Наблюдатели природы», в которых учитываются и эти советы «снизу».

Подробности о программе «Экологические следы» сообщил нам ГерманСеллгрен. Следуя этой программе, каждый может убедиться, какую часть Земли и как именно он использует при извлечении разных ресурсов. То же самое можно применить для своей и других стран. При этом сознание человека акцентируется на том, что неумеренное увеличение потребления ресурсов ведет к увеличению нагрузки на землю. Даже для возобновимых ресурсов может возникнуть необратимая ситуация, не говоря уже о невозобновимых. У нас это напрямую относится к рыбным и хвойным ресурсам. Но люди могут разрушать и дальние территории, не выезжая за пределы своего места жительства. Если они начинают покупать, скажем, больше пальмового масла, то способствуют увеличению плантаций этих древесных насаждений, площадь которых может возрасти только за счет уничтожения тропических лесов. После таких многочисленных простых примеров не возможно не задуматься, чей же след является разрушающим и насколько это увязываетсяс устойчивым развитием?

Гитти Ютвик познакомила нас с Международной программой «Наблюдения природы в Балтийском экорегионе», которая по сути является планом активных действий по охране региона, в котором проживает 80 млн. человек. К участию в программе привлекаются различные организации, заинтересованные в устойчивом развитии Балтики. И непременно школы--через внешкольные исследовательские занятия. Чтобы ответить на вопрос, что и как воздействует на состояние региона, надо проводить наблюдения на его реках, полях, в лесах, городах. Образовательные учреждения рассматриваются как перспективные центры работы. В них многие педагоги становятся родоначальниками новых интересных идей и методов в экообразовании. А затем востребованные новые методики распространяются в широкие массы. Эффективное управление международной программой WWF Швеции обеспечивается и тем, что, во-первых, в каждой балтийской стране есть ее представительство, а во-вторых, ежегодно проводится до 60 семинаров для 1200 педагогов, в-третьих, полученные знания и результаты наблюдений через школьников в той или иной степени получают и их родители.

Руководителям программы хочется, чтобы каждый живущий на балтийской земле участвовал в ней, расширяя свой кругозор с помощью ученых, туристов, фермеров, педагогов. Очень важно, чтобы полученные знания применялись в дальнейшем людьми в нужное время и в нужном месте—во время путешествий, при покупке еды и техники… Или использовались по возможности для покрытия крыш…соломенными снопакми, чтобы оставить на земле маленький след своего воздействия. Все учебные модули обеспечены пособиями, в том числе на русском языке, и мы тут же смогли получить одно из них для изучения лесных экосистем.

Особым нашим вниманием пользовалась программа «Совместное проживание с большими хищниками». Здесь нас интересовало как решение конфликтных ситуаций во взаимоотношениях с медведями, волками и другими хищниками, так и постановка и решение проблемы браконьерства. Для наилучшего понимания этих вопросов в программу поездки на следующий день была включена поездка на специализированную научно-исследовательскую станцию.

А пока нас ждал ланч, хотя пообедать толком не пришлось. В образовавшемся «педагогическом» кружке задавались бесконечные вопросы о конкретных моментах реализации разных программ, и рот постоянно был занят выполнением речевой функции. В беседе постепенно расставлялись точки над «i». За разговором пришлось сто раз убедиться, что к учителям в этой скандинавской стране относятся трепетно и делают на них большую ставку как в государственной, так и в общественной жизни Швеции. Эта приятная констатация усиливалась ароматами великолепной оранжереи, в которой находилась приютившее нас кафе со столами из обыкновенных деревянных плах. Часто казалось, что мы попали в какую-то сказку, где смешивалось старинное и современное, нереальное и возможное. Невольно приходили на ум слова: «В некотором царстве, королевско-wwf-ском государстве…».

Сказка имела свое продолжение в Школе природы. Она была открыта 9 лет назад для детей, живущих рядом и в Стокгольме. Все такие школы сконцентрированы вблизи больших городов, ведь очень важно, чтобы городские дети учились любить природу. Приезжая в школу, ребята проводят в ней 4-5 часов. Некоторые классы бывают 1 раз в год, другие--несколько раз в месяц. Все посещения соответствуют разновозрастным программам. Эту школу ежегодно посещает подростки 15-ти средних школ возрастом от 6 до 16 лет.

Первыми в Школе природы нас встретили живые овечки. Приезжающие сюда дети могут общаться с ними очень непосредственно, участвуя, например, в стрижке шерсти. Затем в помещении для комнатных занятий они имеют возможность что-нибудь изготовить из полученной шерсти самостоятельно. Полюбезничав с овечками, мы познакомились с несколькими видами занятий на природе. Весь образовательно-воспитательный процесс максимально направлен на общение с природой. Узко специализированная исследовательская работа детей здесь не имеет место. Все занятия сопровождаются картинками. Например, если класс собирает гербарий, то на картинках они видят все детали этого процесса. Во время природных уроков школьники могут растопить снег, а затем посмотреть, что он в себе содержит. Могут измерять температуру над и под снегом. Обсуждать жизнь, которая происходит под слоем белого покрывала. Могут на платок положить еловые лапы, потрясти их и увидеть тех насекомых, которые в это время уже ведут активный образ жизни. Могут обсуждать, насколько важны в лесу поваленные деревья. Могут определять возраст деревьев и их размеры с помощью длины своего пальца. Могут наблюдать за птицами с биноклем. Могут учиться кидать лассо на оленьи рога. А с апреля и все лето педагоги обычно проводят занятия с детьми у водных объектов.

Затем мы побывали в юрточке, где горел костер и где нас ждал сосновый чай, который пьют во время посещения школы все дети, чтобы почувствовать природу на вкус. А потом мы пошли в помещение, в котором находились классные комнаты. В классах не было такого места, где бы ни висели какие-то наглядные материалы и пособия. Под рукой находилось все, в чем могли нуждаться юные натуралисты. И было очень уютно. Особое восхищение вызвал у нас компостный ящик. Он имитировал настоящую компостную кучу, в которую следовало залезть и ощутить себя, предположим, дождевым червем. По бокам ящика, обитым темной тканью, были приклеены разные насекомые, перерабатывающие органику. Дети сделали веселое дополнение к этому занятию. Они разделили слово «kampost» на 2 части «kam» и «post», подписали ими картонный ящик и, побывав внутри кучи, стали писать своим друзьям письма от имени дождевого червяка. Особо заинтересовала нас и экосистема, собственноручно составленная детьми и помещенная ими в стеклянную бутыль, наглухо закрытую 9 лет назад. Много вопросов задается по поводу этого биоценоза. Все учатся размышлять о том, в каком состоянии он находится сейчас и что с ним будет при вскрытии бутыли. В общем, было на что посмотреть. А Эльвира Мэлсовна, увидев специальную щетку для шерсти, не удержалась прикоснуться к родному для нее занятию, расчесав клок шерсти и превратив его в войлок.

Поцокав над учебными пособиями, среди которых были образцы следов животных и даже их экскрементов, спилы деревьев, микроскопы и многое другое, мы закончили первый рабочий день. Он оказался баснословно полезным. Неужели такими будут и последующие три дня?

Во вторник нас ожидала поездка на научно-исследовательскую станцию «Гримсё», которая специализируется на изучении и предотвращении ущерба, наносимого хищниками. Эта станция находится в 200 км от Стокгольма. Мы направлялись к ней по дороге на Осло и проехали несколько интересных мест. Во время всей поездки было приятно наблюдать специфические формы рельефа, созданные могущественными покровными ледниками. Вскоре мы из окна машины лицезрели историческую местность Берислаген, где еще в 16-м веке начали добывать железную руду. Ее отправляли в Стокгольм на конных повозках и водным путем. А среди населения процветало кузнечное ремесло. Запасы металла давно здесь исчерпаны, и вся добыча сосредоточена теперь на севере Швеции. Другой достопримечательностью был город Арбуга, в котором изготавливают разные энергетические установки для электростанций. Захотелось узнать подробности, связанные с местной атомной энергетикой. Оказалось, что 30% электроэнергии Швеция получает с атомных электростанций. Но очень порадовало, что государство совершенно согласно с необходимостью прекратить деятельность этих станций. Тем не менее, пока неизвестно, когда это произойдет. Почти 70% электроэнергии население получает от гидроэлектростанций. Это значит, что практически все реки в стране имеют зарегулированный сток. И совсем небольшую часть электроэнергии жители имеют с помощью тепловых станций, где топливом сгорания являются отходы лесной промышленности. За долгую дорогу удалось выяснить также много других важных подробностей из жизни Швеции. Девственных лесов в этой стране не осталось. Всего 0,5% в горах. Лесных массивов много, но они—100%-ный продукт управления лесными популяциями. Оттого и деревья в лесу почти все одного возраста. Такова Европа! Среди древесных пород нами были встречены сосна, ель, тополь, ива, единичные лиственницы и дубки, а еще—красавец можжевельник, который чаще всего стоит в обнимку с елью и достигает в высоту 5 м. Ели бывают очень пушистыми и радуют глаз своей невероятной разлапистостью.

За разговорами и наблюдениями не заметили, как уже оказались в Гримсё. Нас встретила Мария Левин, которая живет и работает здесь постоянно. Она рассказала нам все об их научно-исследовательской станции, изучающей вред, наносимый дикими животными домашним. Гримсё занимается прежде всего крупными зверями, такими как рысь, волк, лось, медведь. В Швеции сейчас обитает примерно 1000 рысей, чуть больше медведей, около 100 волков и одна из самых крупных популяций лосей в мире--300 тысяч особей. Учет животных и выявление площади их распространения—одна из главных задач, т.к. без этого нет хорошего управления популяциями. И в этом процессе есть свои проблемы. Например, количество медведей из-за этого будет уточнено только к концу следующего года. Если появляется информация об убийстве домашнего животного, то на место тут же выезжает комиссия экспертов, которая выносит свой вердикт. Вовсе не всегда смерть домашнего скота происходит по вине дикого зверя. Но коли это подтверждается (таких случаев может быть до 500 в год), то такой вред регулируется немедленной ликвидацией виновника. Если участь отстрела настигла охраняемое животное, то за него выплачивается компенсация, а на методы защиты можно получить субсидию от правительства. Каковы же эти методы в Швеции?

Основной защитой домашнего скота служат заборы под электрическим током, которыми огораживают, к примеру, овечьи пастбища, большие пасеки. Чтобы понять, какие заборы будут наиболее эффективными, проводили большую экспериментальную работу и выявили 2 оптимальных варианта. Еще изобрели новую конструкцию ульев, в которых мед для медведя недоступен. Другим приспособлением являются радиоошейники. Их надевают на коров редкой исчезающей породы (или других проблемных представителей фауны), которых оберегают как зеницу ока. Буренок это не защищает, но при пропаже дает возможность найти потерянное животное. Работают также в Швеции и над возрождением пастушьих собак (а в Норвегии таких собак используют как охрану от медведя). Как только наша Эльвира сообщила, что у нее в семье была такая умнейшая собака, ее стали расспрашивать о ней, потому что в Швеции заинтересованы в таких четвероногих помощниках. Чем больше будут защищены домашние животные, тем лучше будут защищены и дикие. Но вольных зверей может защитить и правильный анализ ситуации для поворота событий в нужное русло. Так, при убийстве волком одной любимой собаки общественное мнение бурлило вовсю. Когда же ученые собрали статистические данные, то получилась следующая картина. За два года погибло 753 собаки, из них 700—под автомобилями, 50–от лосей, 3—от волков. Всех жаль, право, но и это есть доказательство неверного отношения к волку.

В Гримсё ученые работают с разными группами населения: школьниками, учителями, полицейскими, фермерами. Они формируют у них объективное отношение к крупным хищникам. При этом снабжают их знаниями как о поведении диких животных, так и о том, как надо вести себя человеку при встрече с ними в разных условиях. Мы вооружились такими брошюрами-памятками, чтобы адаптировать их в своем медвежьем краю, получив дополнительные консультации у наших охотоведов. Проведение семинаров с группами проходит в приятной обстановке. На станции работает интересная экспозиция, где демонстрируются все изучаемые звери. Причем дополнительно к чучелаем выставлены мешки с едой, которую хищники съедают каждый день. Все это можно взвесить оригинальным игровым способом. Есть телефоны, подняв трубки которых услышишь голоса изучаемых животных. Имеются игры-угадайки, в которых животное определяется при совмещении рисунка ушей, морды, туловища, лап, хвоста и экскрементов, изображенных на вращающихся секторах. Висят разные радиоошейники, которыми метят диких зверей, чтобы узнать больше об их поведении. А в небольшом, но вместимом шкафчике лежат разные учебные пособия. Опять мы убедились, что для образовательного процесса есть все необходимое.

Напоследок мы сходили посмотреть на хатку бобра и приготовились к отъезду. Но тут как по мановению волшебной палочки выполнилось жгучее желание увидеть рядом с собою какое-нибудь крупное животное. Целых 7 косуль вышли неподалеку попозировать нам, завершив ярким мазком важный визит в Гримсё.

В среду нас ждали в Агентстве охраны окружающей среды. Поплутав минут 10 по улицам, мы прибыли на встречу со специалистами отдела по управлению охраняемыми территориями и с огромным вниманием стали слушать всю подготовленную для нас информацию. Сначала Пер-Магнус Охрен рассказал о том, что Агентство охраны окружающей среды входит в соответствующее Министерство, но по своим штатам, в отличие от других стран, намного больше его (550 человек). Нас познакомились со структурой и финансированием Агентства, пересчитав для нашего удобства кроны на рубли.

В своей деятельности по охране природы Швеция следует общему уставу Европейского Союза. Каждый член Евросоюза определяет охраняемые территории и виды животных и растений. Сейчас в стране особо охраняемыми территориями занято 11 % от всей площади, что пока не соответствует общепринятым для Евросоюза 15-ти %-ам (проект «Природа-2000», который в Швеции считают очень важным). 

На всей территории Швеции выделена 21 провинция. Правительство выделяет деньги на работу в этих провинциях, а в Агентстве распределяют их (2,5 млрд. руб в 2003 г.). Сумма идет на борьбу с загрязнениями водных объектов (900 млн. руб в 2003 г.), и при этом огромное внимание уделяется очистным сооружениям. Потраченные за последние годы усилия уже возвращаются сторицей--рыба стала увеличивать свою численность в прежде загрязненных водоемах. Часть финансирования идет на создание охраняемых территорий, в т.ч. на выкуп земли у фермеров. Их же отдел собирает деньги для различных проектов, затем продумывает, как их лучше использовать при реализации. Они отдельно занимаются рекреацией в горных районах. В Швеции существует демократическая традиция—люди могут ходить везде, кроме частных владений. Это замечательно, но их задача--помогать людям не наносить вред окружающей среде. Для этого издаются брошюры с правилами поведения туристов, печатаются статьи в газетах, работает интернетсайт, проводятся разные тренинги на самих территориях, внедряется программа экологического туризма в национальных парках и водно-болотных угодьях. А еще они восстанавливают нарушенные территории. Работая с людьми, специалисты ведут особую, корректную политику. Поэтому с каждым годом денег в бюджете на особо охраняемые территории становится больше.

Пер Валлстен рассказал нам о системе охраняемых территорий. В настоящее время в Швеции существует 28 национальных парков (700 тыс. га), 2 500 муниципальных природных резерватов (4,1 млн.га), 1000 заказников для тюленей и птиц (100 тыс. га). Наибольшее количество парков сосредоточено на севере горной Швеции. Сейчас у них основная задача—сохранить нетронутыми леса в средней части. Лесные зоны страны занимают площадь в 900 тыс. га, и 14% их находится под охраной. В 2003 г. Агентство выкупило 15 тыс. га. для создания национальных парков, из них 11 тыс. покрыты лесами.Между прочим, Агентство охраны окружающей среды является одним из самых крупных землевладельцев в государстве. Это ли не здорово? План развития национальных парков был составлен Швецией еще в 1989 г. С тех пор было создано 9 новых парков, а 10 еще предстоит создать. Они работают над тем, чтоб в каждой природной провинции был обязательно свой парк. В будущем Агентство ставит также задачи повышения статуса некоторым небольшим резерватам. Агентство охраны окружающей среды по-особому смотрит в перспективе на охрану территорий, примыкающих к паркам и городам. Руководители охраняемых территорий стремятся заострить б
© WWF России
© WWF России
© WWF России
© WWF России
Помогите природе прямо сейчас!