Мы хотим, чтобы сайт WWF был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю
Помочь
Наша работа
Регионы
Вы можете помочь прямо сейчас!

Лицензию на экспорт кедрового ореха не отменят

24 апреля 2012
На межведомственном совещании в Министерстве природных ресурсов решено не отменять лицензию на экспорт кедрового ореха. WWF считает это решение крайне важным для дальнейшего развития таежного природопользования в России.

20 апреля Министерство природных ресурсов и экологии РФ провело межведомственное совещание «О процедуре лицензирования экспорта кедрового ореха». Главным вопросом стало обсуждение возможной отмены лицензии на экспорт кедрового ореха. Совещание было весьма представительным. Помимо широкого круга государственных органов, таких как Минприроды, Росприроднадзор, Минпромторг, Минэкономразвития, Рослесхоз, в совещании участвовали представители Общественной Палаты, WWF России, а также представители бизнеса - арендаторы лесного фонда, переработчики кедровых орехов. Рассматриваемый вопрос далеко не праздный, именно поэтому совещание вел непосредственно сам министр Юрий Трутнев.

Лицензирование экспорта кедрового ореха как механизм существует не так давно. Он был введен с января 2010 года, когда, согласно решению межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества в рамках тройственного таможенного союза Россия – Казахстан – Беларусь, орехи кедровые в скорлупе и без скорлупы были включены в перечень товаров, к которым применяется ограничение на экспорт. Получение лицензии на экспорт кедрового ореха, при котором необходимо предоставлять документы, подтверждающие законность заготовки на основании арендных отношений, и стало таким ограничением. Для некоторых участников рынка - просто не преодолимым.

Кто же проиграл с введением в действие механизма лицензирования? В первую очередь, китайские компании, ведущие скупку ореха, не подкрепленного арендными правами на лесной участок. «Такие компании, в основном китайские, скупали у населения и вывозили орех в немыслимых объемах, до 20 000 тонн только с Дальнего Востока, не предоставляя никаких документов на право заготовки, не платя налогов, не заботясь об участке леса, где он собирался, - говорит Алексей Карасев, арендатор Кокшаровской орехово-промысловой зоны в Приморском крае. – И вот, наконец, ввели лицензирование экспорта - тот инструмент, который в результате позволяет нам, арендаторам, платящим за лесную аренду, уход за лесом и его охрану, налоги с заготовленного ореха, социальные налоги и т.д., быть более конкурентноспособными с теми, кто работает нечестными методами, кто только вывозил до этого из страны ресурс, не вкладываясь в развитие устойчивого бизнеса в лесу. А не будет лицензии, значит, и мотивации бизнесу вкладываться в аренды не будет никакой».

А. Карасев не один в поле воин. За лицензирование экспорта кедрового ореха - российские переработчики кедрового ореха, арендаторы Дальнего Востока и Сибири, Приморского и Алтайского краев, Республики Алтай, Иркутской и Еврейской автономной областей, уже взявшие лесной фонд на территории 1,13 млн. гектаров в аренду с целью заготовки пищевых лесных ресурсов, в первую очередь - кедрового ореха.

Возможно, на решение Минприроды не отменять лицензирование как инструмента, способствующего развитию лесных отношений, повлияли, в первую очередь, такие «голые» факты: существенный рост территорий лесных аренд в 4,5 раза по сравнению с периодом до введения лицензирования; рост бюджетов различных уровней, связанных лишь только с арендными платежами, более чем в 9 раз.

Однако нельзя забывать и о другом не менее важном природоохранном эффекте механизма лицензирования – существенном снижении случаев бесконтрольной, неограниченной ничем заготовки кедрового ореха, часто носящей варварский характер, с обрубкой верхушек и веток кедров, а также снижении количества пожаров и браконьерства в лесу по вине заготовителей.

«Введенная лицензия определила четкие правила: ты можешь экспортировать орех, если ты отвечаешь за лесной участок как арендатор, либо приобретаешь орех у арендатора. Но экспортировать имеешь право не больше того объема, который рассчитан и научно-обоснован проектом освоения лесов. А значит, запасов этого ценного таежного ресурса хватит и для человека, и для зверушек, и для дальнейшего естественного возобновления кедровников, - комментирует координатор проектов Амурского филиала WWF России по комплексному лесопользованию Евгений Лепёшкин - В этой связи Всемирный фонд дикой природы (WWF) считает абсолютно верным решение Минприроды России оставить лицензирование экспорта кедрового ореха, упростив и оптимизировав работу по выдачи таких лицензий арендаторам».

Благодаря лицензированию, все новые и новые, еще не арендованные миллионы гектаров кедровых лесов России, где запрещена промышленная заготовка древесины, через аренды с целью заготовки кедрового ореха и других дикоросов смогут раскрыть свой социально-экономический потенциал: обеспечить поступление средств в бюджеты за счет недревесного лесопользования, привлечь местных жителей к заготовкам даров тайги, а в конечном итоге – выйти на мировые рынки с качественным легальным продуктом из ценнейших в северном полушарии планеты кедровых лесов.

Кедр - хлебное дерево для всех обитателей тайги - и человека, и животных
© Павел Крестов / WWF России
Переработка кедровых шишек в тайге
© Евгений Лепешкин / WWF России
Заготовка кедрового ореха в урожайный год ведется и осенью, и весной следующего года
© Евгений Лепешкин / WWF России
Предприятие по заготовке дикоросов и кедрового ореха сменило в этом цехе деревообработку и стало градообразующим для села
© Евгений Лепешкин / WWF России
Помогите природе прямо сейчас!