Мы хотим, чтобы сайт WWF был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю
Помочь
Наша работа
Регионы
Вы можете помочь прямо сейчас!

Инцидент с подводным аппаратом у берегов Камчатки исчерпан, но проблемы остались

12 августа 2005
Вся страна затаив дыхание следила за спасательными операциями в бухте Березовая на Камчатке, закончившимися спасением семи членов экипажа. Ситуацию комментирует координатор морской программы ДВ отделения WWF Константин Згуровский, гидронавт со стажем...

- Вокруг этого случая было много слухов, неточной информации, неразберихи и путаницы. Благо, обошлось без жертв и даже награды нашли героев. Я искренне рад, что экипаж аппарата вернулся домой. Запутывание в брошенных орудиях лова - самое опасное, что может ожидать обитаемый подводный аппарат (ОПА) в океане. По моему предположению, военный обитаемый подводный аппарат (а не батискаф – разница между батискафом и ОПА, все равно, что между самолетом и дирижаблем!), запутался в остатках браконьерских сетей или потерянного трала, оставленных на антенне. Разговоры об азотном отравлении экипажа не имели под собой оснований – давление в аппарате и воздушная среда при всплытии не изменяются.

Во время широкомасштабных рыбохозяйственных подводных исследований в 80-х годах на шельфе дальневосточных морей я неоднократно был начальником экспедиции и участником погружений в качестве подводного наблюдателя. Мы работали в Беринговом, Японском и Охотском морях, подсчитывали численность крабов, креветок, других ценных объектов промысла, изучали их поведение в зоне орудий лова с помощью ПА «ТИНРО-2». Пройдены были под водой тысячи миль. Капитан ПА «ТИНРО-2» М.И. Гирс подсчитал как-то, что мы за это время под водой прошли расстояние от Владивостока до Севастополя! Кроме шельфовых аппаратов Минрыбхоз имел глубоководные аппараты «Север-2» с глубиной погружения до 1300 м с «механическими руками» - манипуляторами довольно неплохой конструкции. Я, например, из «ТИНРО-2» умудрился поймать манипулятором даже креветку на дне.

Во время погружений мы отмечали так называемый антропогенный фактор: потерянные тралы, ловушки, яруса, а также бытовой мусор и бракованную рыбопродукцию, сброшенные с борта судов и т.п. В этом случае мы говорили: «водоем заантропогажен» и фиксировали это в протоколе погружений. Вам трудно представить количество брошенных и потерянных ловушек для ловли креветок и крабов – речь идет о десятках тысяч, а может быть, сотнях тысяч. Учитывая, что приманка на ловушках стоит часто химическая (которая работает очень долго), они продолжают ловить, пока, например, крабы не забивают их под самое горло. Не секрет, что специальные окна, которые существуют на этот случай у ловушек, рыбаки, сразу по выходу из порта, часто зашивают, чтобы избежать потери улова. Это колоссальный ущерб биоресурсам моря!

Однажды наш аппарат был пойман беспечным капитаном-рыбаком в трал, несмотря на наши предупреждающие сигналы. Это произошло у берегов Приморья. Тогда тоже несчастья удалось избежать – трал выбрали, наши водолазы прорезали в нем дырку, и аппарат вышел. А ведь все могло кончиться совсем по-другому.

Последние события показывают, что опыт глубоководных погружений и сама техника во многом утеряны. Нет того количества водолазов-глубоководников, которые ходили на специальной смеси на глубину до 200 (и даже более) метров из водолазного колокола. Почти не осталось обитаемых аппаратов (ОПА), кроме тех самых, военных (довольно древних) и аппаратов Академии Наук – «Мир», известных всему миру, благодаря фильму «Титаник»». Потерялись специалисты, имеющие опыт такой работы. Неизвестна судьба отечественных разработок необитаемых автономных аппаратов, но тут я не специалист.

В связи с планами интенсивного освоения нефтегазовых месторождений на шельфе и расширяющимися масштабами рыболовства, проблемы мониторинга и планирования человеческой деятельности на дне моря требуют все более пристального внимания. Существуют разработки отечественных специалистов, позволяющие легко обнаруживать потерянные орудия лова на дне, которые до сих пор не внедряются. А ведь применение этих разработок означает  снижение загрязнения моря, повышение безопасности подводных работ и уменьшение экономических потерь – каждый порядок и трал, потерянные при промысле, стоят больших денег! Я не говорю о потерянных военными приборах, торпедах, радиоактивных источниках питания для маяков и т.п.

Кое-что, правда, уже делается – недавно из Владивостока вышла экспедиция, исследующая такие объекты на дне моря. Но, видимо, настала уже пора собрать межведомственное совещание, посвященное всем этим проблемам и обсудить, что нам делать дальше, пока еще свежи в памяти и трагедия «Курска», и история с подводным аппаратом ВМФ».

Аппарат «ТИНРО-2»
© WWF России / Константин Згуровский
© WWF России / Константин Згуровский
© WWF России / Константин Згуровский
Помогите природе прямо сейчас!