Мы хотим, чтобы сайт WWF был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю
Помочь
Наша работа
Регионы
Вы можете помочь прямо сейчас!

Дальневосточных леопардов не стало меньше. Но и не стало больше.

25 апреля 2003
На Дальнем Востоке состоялась пресс-конференция, посвященная результатам учета численности дальневосточного леопарда

Пресс-конференции предшествовала весьма нетрадиционная интрига, которая в большей своей части осталась за кадром для постороннего зрителя.

В этом году учет дальневосточного леопарда проводился двумя независимыми группами и двумя методами. Первая группа под руководством доктора биологических наук Дмитрия Пикунова использовала традиционный в России метод маршрутного учета по снеговой тропе. Другая группа, которую возглавлял Владимир Арамилев, директор Института устойчивого природопользования впервые в России применила метод регистрации животных с помощью автоматических фотокамер. Интересным было то, что по условиям игры, предложенным, кстати, всеми участниками, ни одна, ни другая сторона не давала никаких намеков на предполагаемые результаты исследований. Делалось это с целью предотвратить непреднамеренное искажение результатов в одну или в другую сторону.

Данные были открыты во время семинара, посвященного результатам этого двойного учета, состоявшегося в том же зале ТИГа в понедельник, 21 апреля. Естественно, руководители обоих направлений - и Дмитрий Пикунов, (глава «традиционалистов), и Алексей Костыря с Владимиром Арамилевым («молодые технократы») волновались. Однако результаты исследований совпали почти буквально, что, безусловно, порадовало действующих лиц.

Согласно их сведениям, количество дальневосточного леопарда оказалось на уровне прошлых лет - от 28 до 30 особей. То есть, леопардов не стало меньше. Но и не стало больше. Таким образом, популяция продолжает балансировать на крайне опасной грани и совершенно незначительного внешнего воздействия будет достаточно, чтобы она сократилась до нуля.

Именно этот факт и был обнародован и обсужден на пресс-конференции. После доклада представителей обоих направлений последовала дискуссия, в которой приняли участие представители Главного управления природных ресурсов МПР России по Приморскому краю (ГУПР) - Борис Цой, специнспекции «Тигр» - Сергей Зубцов, а также военно-охотничьего общества Тихоокеанского флота.

С Обращением «Дальневосточный леопард у последней черты» от имени WCS, Tigris Foundation, Фонда Феникс и Всемирного фонда дикой природы (WWF) выступил директор его Дальневосточного отделения, кандидат биологических наук Юрий Дарман: «Международные неправительственные организации финансируют разработанную программу по сохранению леопарда. Российское же правительство устранилось от этой заботы. Мы понимаем, что Россия не может значительно увеличить статью бюджета на сохранение животных. Но почему не принимаются даже те меры, которые не требуют денег? Почему нет конструктивных изменений в политике и законах, касающихся охраны природы, лесозаготовок и охоты? В течение нескольких лет Всемирный Фонд дикой природы пытается получить поддержку местных властей для создания Национального парка в местах обитания леопарда. Это крайне важное условие для того, чтобы осуществлять весь комплекс охранных, научных и просветительских мероприятий. Мы не просим увеличить площадь охраняемых природных территорий, просто предлагаем объединить существующие заповедник и заказники под единое управление. Национальный парк помог бы сохранить последнюю группировку дальневосточного леопарда, это было бы также выгодно и для местного населения и экономики. Это свидетельствовало бы о том, что Россия серьезно заботится о сохранении вымирающего вида, и дало бы огромный толчок в получении финансовой помощи со стороны международных фондов. Финансовой помощи, достаточной не только для того, чтобы покрыть затраты на национальный парк, но и для того, чтобы поддержать местную экономику. От этого бы выиграли все, но почему этот план не получает поддержки?»

Самая неприятная весть на общем тревожном фоне прозвучала вкрадчиво и убойно, как выстрел с глушителем. За четыре месяца учета 2003 года впервые ни одна группа исследователей не нашла следов ни одного детеныша леопарда.

Помогите природе прямо сейчас!