Мы хотим, чтобы сайт WWF был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю
Помочь
Наша работа
Регионы
Вы можете помочь прямо сейчас!

Козлы отпущения 1

Василий Солкин
17 марта 2017

Осенью, в октябре, козуля большими табунами оставляет лесистые местности Уссурийского края и перекочевывает в Манчжурию. Заметив место, где табуны коз переплывали через реку, казаки караулили их и избивали во множестве, не разбирая ни пола, ни возраста. С проведением железной дороги и заселением долины Уссури сибирская козуля перестала совершать такие кочевки. Убой животных на переправах сошел на нет, и о таких ходах нынче сохранились только воспоминания.

В.К. Аресньев

Норск мы застаем растерянным: коза не идет. Ни старики, ни спецы не могут припомнить, чтобы к двадцатым числам сентября все еще не шла. Крайний срок окончания перехода, установленный строгой и точной наукой – 1 октября. А коза еще даже не подтянулась к реке.

- И не начнет! – убежденно заявляет, - Вот пока заморозки на БАМе не ударят, не начнет

На душе и у мужиков и у егерей тревожно. У мужиков срывается продовольственная программа, а у егерей – план задержания нарушителей. А планы задержаний грандиозные. Две летучих бригады охотуправления, усиленных студенческой дружинушкой хороброй под гордым именем «Барс», в тесном контакте с инспекторами Норского заповедника, усиленными госинспекцией маломерных судов, мотаются по району на вездеходах, лодках, «уазиках», жгут резко вздорожавшее топливо – а браконьеров нет! Потому что козы нет. Правда ползут слухи, что где-то в иных местах коза идет. Но еще быстрее расползаются слухи о страшной и вездесущей студенческой дружине. Вроде бы где-то в соседнем районе студенты повязали сорок браконьеров, на Альдиконе, будто бы, дело дошло до перестрелки, и «барсы» победили.

А здесь, на Норе, пока тихо… Ни тебе козы, ни тебе браконьеров.

- Надо-надо… Надо срочно финансовую помощь  заповеднику, - приговаривает директор Норского заповедника Виктор Короткий, укладывая вещи в лодку, - срочную финансовую помощь на поднятие поголовья нашей козы…

ОН по-хозяйски устраивается на корме, с первого «дерга» запускает мотор, вздыхает:

- Э-эх, все приходится делать самому!..

И наша экспедиция гордо отваливает на учет-тире-охрану знаменитой Норской популяции сибирской косули. На старом знакомом таборе нас встречают старые знакомые: иснспектора заповедника Станислав Константинов и Андрей Васильев, зам. По науке Николай Колобаев и таборный бурундук без имени. Ниже по течению стоят дозором «барсы» под чутким руководством инспекции маломерных судов. Словом, ни враг, ни козел не продет. Ставим платку, выставляем «прописочный» спирт – и мы готовы отдыхать душой и телом в полной тишине, вдали от шума городского. Но очень скоро выясняем, что слухи о полной тишине были сильно преувеличены.

Продолжение следует...

Василий Солкин
Василий Солкин
Василий Солкин
Василий Солкин
Василий Солкин
Василий Солкин
Василий Солкин
Василий Солкин
Василий Солкин
Василий Солкин
Помогите природе прямо сейчас!