Мы хотим, чтобы сайт WWF был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю
Помочь
Наша работа
Регионы
Вы можете помочь прямо сейчас!

Козлы отпущения 2

Василий Солкин
20 марта 2017

Согласно постановлению районных властей, гражданам категорически запрещается появляться на реке в период хода козы. Исключение составляют двое эвенков, которых местные за что-то называют якутами, да штатный охотник промхоза. Ни якутов, ни штатного охотника мы пока не видали. Однако три-четыре лодки в день ревут мимо нас моторами туда-сюда-обратно. Тут тебе и казанки и оморочки, и тяжелые хреновины с водометами. «Барсы» на нижнем таборе сначала обрадовались поживе и по студенческой наивности со всем жаром молодых сердец набросились на проезжих. Однако оказалось, что разрешительных гербовых бумаг у граждан в этих лодках больше, чем количество прочитанных студентами конспектов.

Слава с Андреем на эти бумаги уже давно насмотрелись, граждан этих знают в лицо, со спины и по звуку мотора, а посему не напрягаются.

Нет козы. Не идет. За весь день один козел проскочил на дальнем перекате, в неположенном месте…  И хотя все понимают, что осень запоздала, что еще слишком тепло – вон, мошка уши обгрызает, как в середине лета, - но все равно на душе тоскливо и тревожно. Должна переть – а не прет! Лезут в голову дурные антинаучные мысли. Может быть уже все, может уже нет ее, знаменитой Норской популяции, совсем нету, всю съели-доконали…

- Да откуда ж она будет? – ворчит Слава, - среди мазановцев такие волки есть, по шестьдесят коз за зиму лупят из под фар… Откуда ж ей взяться?

- Ничего, подойдет, - успокаивает нас и себя зам по науке.

- Да она по одиночке просочится в разных местах, и считать на переходе некого будет, - уверяет Андрей.

- Нет, надо срочно, срочно надо финансовую помощь! – резюмирует директор.

Выслушав научную дискуссию, мы с оператором Николаичем решаем меж собой, что просидим здесь хоть до Нового года, но козы дождемся.

Утром директор уезжает. Но ему на замену являются студенты. Замена явно неравноценная, но по-своему любопытная. Едва выпрыгнув из лодки, старшенький «барсенок» по-деловому хватает ружье Славы и принимается его обнюхивать. Затем быстренько обегает окрестности лагеря, производя тщательный и пристрастный осмотр на предмет наличия следов свежей крови и запрятанных останков. Остальные ведут себя скромнее, но тоже по-хозяйски. Однако продолжается это не долго. Потому что сначала очень краткую фразу произносит инспектор Слава. А затем очень длинную, снабженную причастными и деепричастными оборотами, метафорами и аллегориями, произношу я. Инспектор Андрей с  оператором Николаичем в воспитательный процесс не вмешиваются. Андрей верит в способности Славы, а Николаич – в мои.

Они отправляются спининговать на речку, и Николаич приносит к ужину щуку кило на семь. За это время «барсята» усваивают первородную истину, заключенную в том, что в промежутках между героическими схватками со злостными браконьерами им придется не менее героически мыть посуду, носить воду, колоть дрова, а также ревностно выполнять иные разовые поручения старших, буде таковые возникнут. И жизнь устаканивается.

Продолжение следует...

Помогите природе прямо сейчас!