Мы хотим, чтобы сайт WWF был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю
Помочь
Наша работа
Регионы
Вы можете помочь прямо сейчас!

Любовь и страсть при минус сорока 1

Василий Солкин
3 марта 2017

Сухая морозная мгла затопила даурские степи.

Наш замечательный тяжеленный штатив с масляной головкой оказался закачан «тосолом», рассчитанным до минус двадцати по Цельсию. Провернуть этот механизм при здешних температурах не представлялось возможным. Камера, уверенно прошедшая морозы Елоустоуна, в Даурской степи сказала «кряк». Лентопротяг хрустел, как чипсы на зубах, а кнопка «рэкшн» вмерзла в положении «отключить». Такова была суровая диспозиция на момент старта съемок. Съемок поры горячей любви у монгольской антилопы — дзерена. Это была плохая новость.

Дзерен © Василий Солкин / WWF России
Дзерен © Василий Солкин / WWF России
Дзерен © Василий Солкин / WWF России
Дзерен © Василий Солкин / WWF России
Дзерен © Василий Солкин / WWF России
Дзерен © Василий Солкин / WWF России

Хорошая новость заключалась в том, что к моему приезду Даурский заповедник оборудовал один из «УАЗиков» съемочным люком на крыше и дровяной печкой внутри. А его водитель и мой гид Виктор из рода знаменосцев Чингисхана был отряжен директором на неделю исключительно для ублажения капризов заезжего киношника. Так что отступать мне и моей технике было просто некуда.

Пришлось притвориться морозоустойчивым штативом, отогреть на груди кнопку «рэкшн» — и вмерзнуть в открытый люк.

В этих нечеловеческих для хрупкой техники условиях объект, то есть дзерен, чувствовал себя вполне комфортно и сухо. Самцы без устали охраняли друг от друга свои только что собранные гаремы, оглашая степь непрекращающимся лаем. На наш авто они или не обращали никакого внимания — или признавали в нем полового соперника. Чего не скажешь о самках.

Девушки дзеренов (при первом же взгляде на этих красоток я, конечно, не разгадал вековой спор о том, кто же автор сказки про Конька-Горбунка, но зато понял, с кого автор конька-гобунка срисовал!) в пору любви остаются трезвыми и рассудительными. И дистанцию с машиной предпочитают соблюдать не меньше прицельного карабинного выстрела. Поэтому они тут же бросались врассыпную, а их горячий парень, бедняга, вынужден был носиться по степи, как угорелый, чтобы собрать и вернуть нажитое таким тяжким и непосильным трудом.

Сделать это было нелегко, поскольку, зачуяв новое движение, как из-под земли, в степи возникали другие одинокие самцы, пытаясь в суматохе отхватить парочку чужих невольниц. Тем более, что лебединой верностью в гаремах дзеренов, как выяснилось в первый же день, вовсе и не пахнет.

К закату, несмотря на все всхлипывания моей техники, у меня было несколько приличных кадров, иллюстрирующих любовь и страсть при минус сорока. Однако радость моя была недолгой.
Ибо вечером нам сообщили, что на соседнем участке заповедника за этот день было отловлено и помечено шесть манулов (самых загадочных и ни на что не похожих диких котэ на свете). Закон бутерброда! Я, как всегда, оказался не в то время и не в том месте!

Помогите природе прямо сейчас!