Мы хотим, чтобы сайт WWF был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю
Помочь
Наша работа
Регионы
Вы можете помочь прямо сейчас!

Амурский тигр

Амурский тигр — национальное достояние России

Амурский тигр — самый крупный тигр в мире. И единственный из тигров, освоивший жизнь в снегах. Такого достояния нет ни у одной страны мира. Без преувеличения, это один из самых совершенных хищников среди всех прочих. В отличие от того же льва, который образует прайды (семьи) и живет за счет коллективных охот, тигр — ярко выраженный одиночка. И поэтому для добычливой охоты ему требуется высочайшее мастерство.

Тигр венчает вершину пищевой пирамиды уникальной экологической системы — Уссурийской тайги. Поэтому состояние тигриной популяции — это индикатор состояния всей дальневосточной природы.

Проект по сохранению амурского тигра стал одним из первых серьезных шагов WWF в России. Данные учета 2004/2005 года показали, что совместными усилиями государственных и общественных экологических организаций достигнута стабилизация численности тигра на уровне более 450 особей.

А по данным тигриной переписи 2015 года, на Российском Дальнем Востоке обитает не менее 540 амурских тигров.

Тогда, в 1994 году, казалось, что это невозможно: победить тигриное браконьерство, перекрыть каналы контрабанды в Китай, мобилизовать науку, создать 10 новых охраняемых территорий, доведя общую заповеданную площадь до 23% ареала тигра в России, сохранить местообитания в кедровых орехово-промысловых зонах, отработать методику разрешения конфликтных ситуаций между человеком и тигром… Мы вместе с партнерами сделали это!

Но очень скоро оказалось, что сделанное — легкая разминка по сравнению с предстоящим. Ведь мы начинали работать в условиях, когда среди охотников лишь единицы могли похвастаться тем, что видели живого хозяина тайги. Сегодня же мы работаем в условиях, когда даже для горожан, выехавших на шашлыки, встреча с тигром — уже не редкость.

© Василий Солкин
© Василий Солкин
© Василий Солкин
© Василий Солкин
Тигрята © Олег Кабалик

Сила любви человека к тигру прямо пропорциональна расстоянию до объекта любви. Проще всего любить нашего тигра, живя в Нидерландах или в Германии. Довольно комфортно любить тигра, проживая в Москве или Санкт-Петербурге. Не так трудно любить тигра, обитая в центре Владивостока и видя его только на гербе города. И совсем другое дело — любить тигра, следы которого ты встречаешь ежедневно на своем пути. И не только следы…

Отношение местного населения к хозяину тайги резко изменилось не в лучшую сторону. Таковы сегодняшние реалии. «Слишком много тигров развелось!» — ворчат сегодня те, кто еще вчера был обеими руками за сохранение вида. Мы не имеем права ни закрывать на это глаза, ни винить этих людей. И уговоры, что тигр на самом деле мягкий, белый и пушистый, тут не помогут.

Что нужно сделать?

Обеспечить жильем

Квартирный вопрос сегодня для тигров — вопрос номер один. Самое элитное жилье — это, конечно, территории заповедников и национальных парков, занимающие менее 12% тигриного ареала. За такие квартиры борьба идет не на жизнь, а на смерть. Тигрица Троя, потерявшая мать и прошедшая реабилитацию в центре «Утес», а затем выпущенная на волю, полгода пыталась прописаться в Сихотэ-Алинском заповеднике. Но все же была выдавлена оттуда взрослыми сородичами на неохраняемую территорию. Не лучше обстоят дела и с бюджетной жилплощадью. Многолетние исследования нашего базового партнера WCS (проект радиослежения) показали, что молодые тигры вынуждены мыкаться без жилья, везде натыкаясь на уже занятые взрослыми угодья. Из четырех молодых только один смог найти себе охотничий участок. Остальные погибли. Сегодня тигры в попытках найти новые жилые площади перешли на левый берег Амура, регулярно появляются в Амурской области, бродят вдоль БАМа.
Если мы хотим сохранить тигра, мы должны оставить ему хотя бы нынешние нетронутые нами кусочки дальневосточной тайги. Между тем, нелегальные рубки продолжают оставаться визитной карточкой Приморского края. Помочь государственным структурам с этим покончить — наша первостепенная задача.

Накормить

Каждому из 500 тигров в год требуется поймать и съесть примерно 50 взрослых копытных. И если на его охотничьем участке невозможно добыть такое количество мяса, мы получаем гарантированного рецидивиста-собачатника. Заповедники не имеют права вмешиваться в природные процессы и увеличивать численность копытных. А вот хозяева охотничьих угодий и право имеют, и заинтересованы в этом, да только не знают, что именно надо предпринять.
WWF поддерживает охотпользователей, готовых тратить силы и средства на то, чтобы увеличить свой охотничий ресурс в разы и притом готовых поделиться этим ресурсом с тигром. Засучив рукава, мы вместе пытаемся найти оптимальные виды и способы подкормки, методы вакцинации, предотвращающей массовые заболевания копытных, другие возможности увеличения числа косуль, кабанов и оленей в охотугодьях.
Сегодня площадь таких модельных, дружественных тигру охотничьих хозяйств уже превысила 2 млн га тигриных местообитаний, но нужно еще минимум в 5 раз больше.

Устранить конфликты

В последние годы, как только наступала зима, специалисты просто физически не поспевали оказаться одновременно во всех точках, где вспыхивали конфликты между человеком и тигром. И там, куда они не поспевали, конфликт как-то сам собой рассасывался. Тигры-мародеры куда-то исчезали. Бесследно. Не надо быть Шерлоком Холмсом, чтобы догадаться: местные жители, не дождавшись государевых людей, доставали оружие и устраивали над тигром самосуд.

Если мы хотим сохранить тигра, государство обязано взять на себя всю полноту ответственности за безопасность граждан, проживающих рядом с этим тигром. А значит, должна быть создана структура, способная оперативно успевать на КАЖДЫЙ конфликт и с максимальной быстротой и максимально возможным профессионализмом этот конфликт разрешать. Общественные организации, увы, не могут этого сделать. Но мы готовы и способны поддержать развитие, обучение и оснащение такой структуры.

WWF и тигры
Ответы на частые вопросы