Мы хотим, чтобы сайт WWF был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю
Помочь
Наша работа
Регионы
Вы можете помочь прямо сейчас!

Павел Фоменко

Павел Фоменко,

Руководитель отдела по сохранению редких видов, Амурский филиал WWF России

Сидя за рычагами шагающего экскаватора, перед собой я видел террикон отработанной породы, за которым зеленела узенькая полоска алтайской тайги. При повороте экскаватора на 360 градусов внизу, в долине, блестела тонкая ниточка реки. Я видел то, что любил больше всего на свете — тайгу и горную реку, но своей огромной машиной и десятикубовым ковшом я все это убивал. Поэтому одним прекрасным осенним днем, увидев в журнале «Охотник и рыболов» маленькую заметку о приеме в Иркутский институт на специальность биолог-охотовед, я уже ни секунды не сомневался, чем буду заниматься в своей жизни.

На Дальнем Востоке России в первый раз я оказался, будучи студентом третьего факультета охотоведения. После окончания вуза я попал в Тихоокеанский институт географии Дальневосточного отделения РАН, где занялся изучением амурского тигра. Десять месяцев в году на полевых работах — этого казалось мало. Хотелось с головой погружаться в эту неизведанную таежную страну с ее загадками и тайнами. Главным магнитом был он — Царь зверей, могучий и милосердный Ван, жестокий и хитрый Амба. Впрочем, местные жители называли тигра «тигрой», а окружающие горы — «сопками». Тигра так тигра.

Амурский тигр © Василий Солкин / WWF России
Учет тигра и леопарда в национальном парке «Земля леопарда», 2015 г. © WWF России
Идет учет тигра, 2015 г. © Юрий Смитюк / WWF России

Интересная работа, «поля», охота — это, конечно, приносило радость в мою жизнь. Но чем больше я познавал жизнь дикой природы и роль тигра в ней, тем больше я понимал, что тигра надо не изучать, а спасать. Грянувшая как гром среди ясного неба на далекую дальневосточную землю «перестройка» сломала традиционную систему охраны природы и налаженную, достаточно устойчивую в то время отрасль — охотничье хозяйство огромной страны. Все это аукнулось и в сонной таежной глубинке. С либерализацией пограничных отношений «закрытый порт Владивосток» сразу стал практически «проходным двором» для многочисленных коммивояжеров из стран Азиатско-Тихоокеанского региона с пачками денег в карманах для покупки шкур, костей тигров и леопардов. Желчь медведей, панты, кабарожий мускус — части всего того, что шевелилось, летало и плавало и могло использоваться, нашими соседями по планете — китайцами — было превращено в ценный товар. И с этим надо было что-то делать.

Уникальный случай свел меня в 1994 году с Георгом Шведе, сотрудником WWF Германии, который, узнав про наши таежные беды, предложил мне стать куратором и исполнителем проекта по сохранению тигра — первого проекта Фонда на Дальнем Востоке. Этот момент стал для меня поворотным, и вот уже 23 года я занимаюсь спасением самых редких кошек планеты — амурского тигра и дальневосточного леопарда.

Павел Фоменко ведет осмотр конфликтного тигра Владика. © WWF России
Борьба за жизнь раненой тигрицы. Август 2015 г. © Юлия Фоменко / WWF России
Экспертиза тигриной шкуры. Июнь 2013 г. © WWF России

Ситуация конца двадцатого века для нашей природы действительно была критической. И первое, что нужно было сделать, это снизить угрозу физического уничтожения тигров и леопардов браконьерами. Совместно с государственными органами и общественными организациями при поддержке WWF была создана сеть антибраконьерских бригад не только в ключевых охраняемых территориях, но и в охотничьих хозяйствах. Была начата работа по усилению контроля на границе, созданы образовательные центры в погранвойсках, а кинологическая служба таможни была сориентирована на поиск дериватов животных. В 1996 году для спасения леопарда была сформирована антибраконьерская группа «Леопард». В начале нашего века созданы крупнейшие в России ООПТ для сохранения тигра и леопарда: национальные парки «Земля леопарда», «Бикин», «Зов тигра», «Удегейская легенда», «Анюйский». Сегодня ведется трудная и сложная работа по созданию устойчивой системы охотничьих хозяйств.

Во всех этих делах приходилось участвовать и мне с моими коллегами. Сделано много, но впереди еще немало задач, и я буду продолжать их решать. Ведь это моя судьба, моя боль и назначение свыше.

Поддержать работу по сохранению амурского тигра