Мы хотим, чтобы сайт WWF был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю
Помочь
Наша работа
Регионы
Вы можете помочь прямо сейчас!

Дрифтерный промысел в исключительной экономической зоне России

Экологически опасные виды промысла всегда являлись предметом серьезной обеспокоенности Всемирного фонда природы (WWF).

Одним из них является широкомасштабный дрифтерный промысел, который ведет к снижению устойчивости и экологической целостности морских экосистем, а также наносит серьезный ущерб водно-биологическим ресурсам.

Во исполнение Резолюции ООН № 46/215 о последствиях широкомасштабного пелагического дрифтерного промысла для морских водно-биологических ресурсов, а также в соответствии с Конвенцией о сохранении анадромных видов рыб в северной части Тихого Океана, WWF России призывает Правительство РФ установить существенные ограничения на использование дрифтерных орудий лова. Это необходимо для снижения негативного воздействия на популяции лососей и экосистемы Северно-Западной Пацифики.

Океанический лов лосося не должен заменить прибрежный промысел российского Дальнего Востока.

  1. Промысел лососей в Исключительной Экономической Зоне (ИЭЗ) РФ

    На сегодняшний день существует два основных вида промысла лососей в ИЭЗ России: традиционное прибрежное рыболовство, на которое приходится 90% всего улова российского лосося, и крупномасштабный промысел с применением дрифтерных (плавающих) сетей. Несмотря на незначительную долю последнего, он оказывает большое негативное влияние на промысел в целом. Он ведется на удалении 12–200 миль от границы внутренних морских вод и зачастую перекрывает пути миграции лососей. В соответствии с правилами рыболовства ежедневно в море могут быть выставлены 860 миль (1600 км) сетей. Дрифтерный промысел, преимущественно, ориентирован на вылов нерки, в то время как другие виды лососей (горбуша, кета) менее привлекательны с коммерческой точки зрения. Применение дрифтерных орудий лова существенно влияет на выживаемость лососей и качество конечной продукции: по сообщениям рыбаков в реках Чукотки отмечается от 20% до 60% травмированной сетями нерки.

    Сегодня в исключительной экономической зоне Российской Федерации дрифтерный промысел ведут российская и японская флотилии. С 1991 года, на основании решений Российско-Японской комиссии, квоты для японских судов выделяет Федеральное агентство по рыболовству (Росрыболовство). В 2010 году начался и российский коммерческий дрифтерный промысел. Для этого вида промысла выделяется общий допустимый улов (ОДУ) лососей 22,5 тыс. тонн, который в примерно равной пропорции предлагается к вылову отечественным и японским рыбакам.

  2. Отсутствие прозрачности при ведении дрифтерного промысла.

    Промысел осуществляется с нарушением закона Российской Федерации «Об экологической экспертизе», так как при утверждении общих допустимых уловов не проводится исследование по оценке воздействия на окружающую среду До 2013 г. ОДУ для дрифтерного промысла лососей выделялся общим объемом без разделения по районам и без учета видового состава уловов и естественного распределения видов лососей. Исследования ТИНРО-Центра показывают, что улов нерки составляет 5–10% от общего улова лососей на Дальнем Востоке Российской Федерации (Шунтов, Темных, 2009–2012[1]). Согласно контрольным исследованиям КамчатНИРО, дрифтерные уловы горбуши выше уловов нерки во всех промысловых подзонах, кроме Петропавловск-Командорской (Бугаев, 2009[2]). Однако в отчетах c дрифтерных судов показаны выловы горбуши в 5 и более раз меньшие по сравнению с неркой. В 2011 году независимые наблюдатели отметили 46% перелов по квотам нерки в Петропавловск-Командорской подзоне, что свидетельствует о манипуляции данными об уловах на промысловых судах и подтверждает существование нелегальных выбросов уловов горбуши и кеты для увеличения доли нерки в уловах.

    Мониторинг официальных данных и проверка промысла независимыми наблюдателями Контрольно-счетной палаты РФ и Законодательного Собрания Камчатского края в 2011 году показали, что реальный контроль над промыслом практически отсутствует. Промысловые суда либо не отчитываются по прилову нецелевых объектов, в том числе морских птиц и млекопитающих, либо существенно (в среднем в 11 раз) занижают такие данные.

    При существующей системе регулирования дрифтерный промысел в ИЭЗ РФ не только наносит ущерб природе, но и не отвечает интересам нашего государства. Расчеты показали, что в 1993–2008 годах ежегодная сумма ущерба, причиняемого государству вследствие гибели в дрифтерных сетях морских птиц и млекопитающих, составляла 265 млн. руб. (по курсу на лето 2008 года — около 11 млн. долл. США). Из них на японских рыбаков приходилось, в среднем, около 6 млн. долларов в год. Если бы компании, ведущие дрифтерный промысел, оплачивали причиненный экосистемам ущерб, то, возможно, промысел перестал бы приносить прибыль. Однако никто этот ущерб не взыскивает, а существующая система не мотивирует участников промысла к снижению этого ущерба (Артюхин и др. 2010[3]; Моисеев, 2011[4]).

  3. Воздействие дрифтерного промысла на популяции лососей в ИЭЗ РФ

    Как показывает история, дрифтерный промысел может иметь не только экологические, но и крайне негативные экономические последствия: крупномасштабный промысел лососевых, осуществлявшийся японским дрифтерным флотом в открытом море (порядка 200–250 тыс. тонн рыбы) после Второй Мировой войны до конца 1970-ых годов, привел к катастрофическому падению уловов прибрежного лососевого промысла на Камчатском полуострове. По этой причине в 50-х годах 20 века там были навсегда закрыты 23 рыбокомбината, 25 рыбоконсервных заводов, 35 рыбоперерабатывающих береговых баз, 7 моторно-рыболовных станций, 30 рыболовецких колхозов.

    В настоящее время, когда численность основных видов — горбуши и кеты высока, эффект воздействия дрифтера локален, в отдельных реках могут не наблюдаться подходы в связи с перекрытием миграционных путей рыбы, но при падении уровня воспроизводства катастрофа 50-ых годов может повториться. Помимо этого, нерка и виды с еще более низкой численностью — такие как чавыча и кижуч, подвергаются существенно более сильному воздействию перелова.

    Стремясь достичь оптимальных экономических показателей, рыбопромышленники в первую очередь изымают наиболее ценный вид лососей — нерку. При этом за борт идут менее ценные виды рыб, такие как горбуша и кета (Артюхин и др. 2004[5]). Объемы этих выбросов оценить трудно, однако, по данным практически всех опрошенных наблюдателей и инспекторов, рыбаки часто скрывают реальный объем и видовой состав улова, равно как и факт выброса рыбы за борт. Согласно официальным отчетам, получаемым с российских и японских дрифтерных судов, доля нерки в составе улова доходит до 90% (Климов, 2007[6]), в то время как доля менее ценных видов значительно меньше (например, горбуша — 1,8%). Такие официальные данные совершенно не соответствуют реальному соотношению численностей этих видов лососей в природе, где в действительности преобладают горбуша и кета. Это подтверждает факт сортировки рыбы на борту дрифтерных судов и выброс менее ценной рыбы.

    Промысловый период дрифтерного флота длится с мая по сентябрь включительно. В начале промысла в составе уловов велика доля рыб с непрочным чешуйным покровом, которые при контакте с дрифтерной сетью теряют значительную часть чешуи. Такой улов не годится для переработки и, поэтому его выбрасывают за борт без регистрации в промысловом журнале. Известно, что миграция лососей к рекам заканчивается в середине августа. Тем не менее, дрифтерный промысел ведется и позднее до 31 сентября, при этом в сети попадают неполовозрелые кета, нерка и чавыча. Существенная часть лососей, вылавливаемых в этот период, попросту выбрасывается за борт, поскольку их товарное качество не соответствует запросам рынка. Таким образом, промысел нарушает ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» и «Правила рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна».

    Ежегодно в период с 1995 по 2004 год на долю дрифтерного промысла приходилось в среднем 26,5% улова нерки реки Камчатка (29% в 1995 г. и 32% в 2004 г.). При этом численность зрелой части стад лососей в этот же период неуклонно снижалась — с 4,634 млн. особей в 1995 году до 1,486 млн. особей в 2004 году (Бугаев, Кириченко, 2008[7]). Таким образом, дрифтерный промысел влияет на будущие нерестовые подходы лососей.

  4. Воздействие океанического промысла лосося на морские экосистемы

    Результаты исследований показывают, что японский и российский дрифтерные промыслы причиняют существенный вред популяциям морских птиц и млекопитающих (Артюхин и др., 2004[8]; Артюхин и др., 2010[9]). Особенно значительно это воздействие на фауну Берингова моря. В сочетании с другими неблагоприятными факторами (изменение климата, ухудшение кормовой базы) гибель птиц и млекопитающих в дрифтерных сетях может привести к значительному снижению численности многих видов животных, что существенно повлияет на структуру морских экосистем и стабильность природных процессов.

    В целом, в ходе промысла лосося японскими и российскими судами в исключительной экономической зоне Российской Федерации за 1993–1998 годы в дрифтерных сетях погибло более 1,2 млн. морских птиц, а с 1993 по 1999 годы — около 15 тыс. морских млекопитающих (Артюхин и др., 2004; Артюхин и др., 2010). Совсем не учитывается воздействие дрифтерного лова на состояние птичьих базаров и лежбищ морских млекопитающих, например, в Командорском заповеднике.

  5. Значение традиционного прибрежного рыболовства

    Прибрежный промысел определяет жизненный уклад коренных народов и значительной части населения дальневосточного региона в целом, создает рабочие места и повсеместно является важной частью региональных бюджетов. По данным экономистов, ежегодный рентный доход, образующийся при реализации лососевых и произведенной из них продукции, в зависимости от биологической продуктивности изменяется на Камчатке в интервале от 1,23 до 1,63 млрд долларов США (Бобылев и др., 2008)[10].

Ввиду изложенных выше угроз морским экосистемам Северо-Западной Пацифики, WWF России рекомендует ФАР и NPAFC в самом ближайшем будущем принять следующие ограничительные меры в сфере управления дрифтерным промыслом в ИЭЗ России.

  1. Приведение организации промысла в соответствие федеральному закону «Об экологической экспертизе»

    При установлении величины возможного изъятия лососей промыслом (морским и прибрежным) основным принципом является сохранение их воспроизводства на высоком уровне за счет пропуска на нерестилища необходимого количества производителей. Поэтому необходимо определение такого объема морского изъятия, которое не должно сказываться на прибрежном промысле и воспроизводстве. ОДУ лососей в ИЭЗ России должен быть небольшим по объемам, пропорциональным подходам отдельных видов, и определен для каждого района промысла отдельно, основываться на расчетах ожидаемой численности половозрелых рыб на следующий год. Разрабатываться не ранее ноября–декабря текущего года — когда такие расчеты можно выполнить. Совершенствование стратегии и изменение норм регулирования промысла лососей должно проводиться открыто при участии ученых-экспертов, ассоциаций рыбаков, региональных рыбопромысловых советов, органов местного самоуправления, природоохранных правительственных и неправительственных организаций. Материалы ОДУ тихоокеанских лососей в ИЭЗ России должны в обязательном порядке проходить общественные слушания в Камчатском крае и содержать развернутую оценку воздействия на окружающую среду, в том числе и последствия или преимущества отказа от намечаемой хозяйственной деятельности.

  2. Внедрение эффективной системы мониторинга и контроля

    Одна из наиболее важных задач, стоящих сейчас перед отраслью — создание достоверной, объективной и экономически независимой системы мониторинга и контроля промысла.

    Внедрение такой системы позволит получать научно обоснованные данные, необходимые для эффективного регулирования промысла.

    Как показывает практика, без постоянной работы на судах дрифтерного флота квалифицированных и финансово независимых от рыбопромышленников инспекторов-наблюдателей, очень сложно оценить реальное воздействие промысла на состояние популяций тихоокеанских лососей, морских птиц и морских млекопитающих.

    В качестве одной из мер контроля соблюдения правил рыболовства по размерам дрифтерных порядков и схемам их установки необходимо оснастить каждый порядок автономными датчиками спутникового позиционирования — ТСК, совмещенными с буями.

  3. Совершенствование стратегии промысла

    Совершенствование стратегии промысла лососей и изменение норм его регулирования должно проводиться открыто, с участием ученых-экспертов, ассоциаций рыбаков, региональных рыбопромысловых советов, органов местного самоуправления, природоохранных правительственных и неправительственных организаций. В своей работе региональные рыбохозяйственные советы, комиссии по анадромным рыбам при региональных администрациях и международные организации, такие как Северо-Тихоокеанская Комиссия по анадромным рыбам (NPAFC) и Северо-Тихоокеанская организация по морским исследованиям (PICES) должны стремиться к формулированию для стран-участниц предельно конкретных рекомендаций, разрабатываемых на основе экосистемного подхода, в соответствии с резолюцией ООН по устойчивому рыболовству, принятой в 2006 году.

    При выборе стратегии развития промысла лососей должны учитываться все социальные, экологические и экономические аспекты и последствия этого выбора. Приоритет по-прежнему должен оставаться за прибрежным рыболовством, поскольку именно этот вид промысла учитывает интересы местного населения и коренных малочисленных народов.

  4. Внесение изменений в Правила рыболовства для Дальнего Востока

    В целях совершенствования контроля над дрифтерным промыслом необходимо внести изменения в Правила рыболовства для Дальнего Востока, а именно, ограничить:

    • сроки дрифтерного промысла периодом с 1 июня по 15 августа;
    • длину сетей — не более 1 км за одну промысловую операцию;
    • время выставления сетей — не более 12 часов за одну операцию;
    • расстояние от берега или внешней границы внутренних морских вод при осуществлении промысла — не менее 2 и не более 12 морских миль;
    • промысел осуществляется на судах размером менее 24 м длиной между перпендикулярами.
Если введение такого рода ограничений не будет принято, WWF будет продолжать добиваться полного запрета океанического дрифтерного промысла, осуществляемого как японскими, так и российскими судами в исключительной экономической зоне России.

[1] Бюллетень № 4-№ 7 реализации «Концепции бассейновой программы изучения тихоокеанских лососей» — 2009–2012 — Владивосток.

[2] Бюллетень № 4 реализации «Концепции бассейновой программы изучения тихоокеанских лососей» — Владивосток: 2009.

[3] «Коммерческий дрифтерный промысел тихоокеанских лососей и его влияние на экосистему моря» — М.: 2010., Прилов морских птиц и млекопитающих на дрифтерном промысле лососей в северо-западной части тихого океана.

[4] «Ущерб посчитан, но не оплачен» — Ущерб посчитан, но не оплачен.

[5] Коммерческий дрифтерный промысел тихоокеанских лососей и его влияние на экосистему моря — М.: 2004., Промысел лососей и его влияние на экосистему моря.

[6] «Браконьерство в законе» — Браконьерство в законе.

[7] «Нагульно-нерестовые озера азиатской нерки» — Петропавловск-Камчатский, 2008.

[8] Промысел лососей и его влияние на экосистему моря.

[9] Прилов морских птиц и млекопитающих на дрифтерном промысле лососей в северо-западной части тихого океана.

[10] Бобылев С.Н., Касьянов П.В., Соловьева С.В., Стеценко А.В. «Комлексная экономическая оценка лососевых Камчатки.« — М.: Права человека, 2008. — 64 с.

Помогите природе прямо сейчас!