Дорогие друзья! Это новая версия сайта WWF. Если вы заметили ошибку, пишите на web@wwf.ru
Помочь
Наша работа
Регионы
Вы можете помочь прямо сейчас!

Тайга для всех

10 мая 2017
Тысячи лет на севере европейской части России, в междуречье Северной Двины и Пинеги, шумит нетронутая тайга – настоящий дремучий лес, как из сказки. Здесь нет дорог, линий электропередач, не ведутся промышленные рубки… Хозяева этих мест – медведи и рыси, росомахи, совы, северные олени и множество других диких обитателей леса. В чистейшие реки приходит на нерест семга.

Таких мест, где природа сохранилась в первозданном виде, практически не осталось на планете, и с каждым годом их становится все меньше. Уменьшается и площадь Двинско-Пинежского массива – все дальше продвигается фронт лесозаготовок. WWF считает, что сохранить этот лес может только создание особо охраняемой природной территории (ООПТ). Возможно, уже в 2017 году здесь появится ландшафтный заказник. 

Создание заказника под контролем губернатора

17 апреля губернатор Архангельской области Игорь Орлов на встрече с директором WWF России Игорем Честиным подтвердил намерение региона создать в междуречье Северной Двины и Пинеги особо охраняемую территорию. WWF надеется, что внимание главы области поможет решить вопрос с заказником, который уже можно назвать «экологическим долгостроем». 

Впервые обратили внимание на уникальную ценность массива в самом начале двухтысячных ученые из Института экологических проблем Севера Уральского отделения РАН. Их инициативу поддержали природоохранные организации и органы власти. C 2003 года
WWF организовал несколько экспедиций по изучению территории, в 2008 году заказник был включен в Лесной план, а позднее и в Cхему территориального планирования Архангельской области. В 2013 году проект ООПТ площадью около 500 тыс. га получил одобрение государственной экологической экспертизы. Но прошло четыре года, а тайга, аналогов которой больше нет в мире, до сих пор не имеет охранного статуса и идет «под топор». Основная причина – почти вся территория будущего заказника находится в аренде у лесозаготовителей.

«Заказник будет создан, пообещал на встрече с Игорем Честиным губернатор Игорь Орлов. Но необходимо определить его границы с учетом реалий сегодняшнего дня. Учесть и позицию арендаторов, которые здесь работают, и местных жителей».

Анна Порохова / WWF России

Лес — это не месторождение бревен

Похоже, что постепенно лесозаготовители начинают осознавать: лес – это не месторождение бревен. На протяжении десятилетий дикие леса Архангельской области расценивались как неисчерпаемый источник древесины, которую вырастила природа без участия человека. На освоенных территориях восстановление хозяйственно-ценных хвойных лесов практически не велось, в результате вырубки зарастали осиной и березой.

Сейчас стало ясно – естественно выросший лес практически кончился. Остались самые труднодоступные участки нетронутой тайги.

Во всем мире такие леса, которые специалисты называют малонарушенными лесными территориями, считают огромной ценностью и предпринимают меры по их сохранению. Поэтому европейские покупатели древесины, на которых в основном ориентируются поморские компании, обращают пристальное внимание на происхождение продукции. Если лес заготовлен в границах малонарушенных лесов – на Западе могут просто отказаться его покупать. 

Сегодня практически все компании-арендаторы проектируемой под заказник территории сертифицированы по схеме FSC, т.е. работают по принципам экологической и социальной ответственности. А сохранение малонарушенных лесов – одно из требований FSC-сертификации. Поэтому большинство компаний в целом поддерживают создание заказника. Многие из них подписали с WWF мораторные соглашения на рубку. Отказ от заготовок на части арендованной территории не приведет к закрытию предприятий, но поможет сохранить уникальную природу и выход на европейские рынки. 

Алексей Карасов / WWF России

Зачем заказник местному населению?

По проекту, будущий заказник располагается на территории четырех районов Архангельской области: Пинежского, Виноградовского, Холмогорского и Верхнетоемского. У местного населения отношение к новой ООПТ неоднозначное: часть жителей поддерживает создание заказника, у других оно вызывает беспокойство.

Согласно исследованию, проведенному WWF в январе 2017 года, многие сельчане активно используют эту территорию для охоты, рыбалки, заготовки грибов и ягод. Они хотели бы сохранить эти места от рубок. Для деревенских жителей дары леса – важное подспорье, а порой и главный способ прокормить семью. Часть населения ошибочно полагает, что с созданием заказника вход на территорию лесных угодий будет запрещен. Ожидается, что будут введены ограничения на охоту, рыбалку, сбор ягод и грибов, заготовку дров. Однако это не так. Создание ООПТ, напротив, позволит сохранить излюбленные охотничьи и рыбные места от уничтожения. Жители смогут пользоваться благами леса как и прежде, ведь режим ландшафтного заказника запрещает лишь промышленные рубки. 

Еще один аспект, который вызывает опасения у глав местного самоуправления – не приведет ли создание заказника к остановке предприятий и потере населением рабочих мест? Во-первых, по данным проведенного WWF исследования, доля местных жителей, занятых на лесозаготовках, не так уж велика. Сегодня на вырубках работает высококвалифицированный персонал, зачастую это приезжие вахтовики. На современных предприятиях целую бригаду рабочих заменяют всего два оператора специализированной техники – харвестера и форвардера. Но самое главное в том, что ни экологи, ни власти, ни тем более лесопромышленники не заинтересованы в закрытии компаний.

«Безусловно, мы не хотим, чтобы создание заказника ущемило интересы местного населения, – говорит директор WWF России Игорь Честин. – Наша цель определить такие границы, которые позволят и продолжить деятельность предприятий, и сохранить наиболее ценную часть массива, сердце междуречья – бассейн реки Юла. Поэтому мы стараемся найти компромисс между всеми заинтересованными сторонами».

Даже если территорию проектируемого заказника полностью отдать под рубки, это не решит проблемы лесного сектора и вымирания северных деревень. Этого леса предприятиям хватит примерно на 15 лет. Что будет дальше, когда бизнес уйдет, а местные жители останутся и без работы, и без леса?

WWF считает, что избежать печального сценария поможет только скорейший переход к интенсивному способу ведения лесного хозяйства. Оно подразумевает грамотное восстановление леса на ранее освоенных территориях, более продуктивных и доступных, и уход за молодыми насаждениями. Так можно будет выращивать больше леса и, соответственно, заготавливать больше древесины. 

Интенсивное лесное хозяйство даст в три раза больше рабочих мест, в первую очередь за счет восстановления леса и рубок ухода. Именно на развитие такого лесного хозяйства должны быть направлены усилия органов власти и бизнеса, если их на самом деле заботит будущее лесного сектора региона и судьба деревень.

Уже в июне в районах состоятся общественные слушания, на которых местные жители смогут получить подробную информацию о границах и режиме заказника, высказать свои опасения и пожелания. 

Если лес не срубить — он пропадет?

Михаил Гурьянов

Это распространенное заблуждение, которое, к сожалению, экологи часто слышат от лиц, принимающих решения в области лесного хозяйства. В массиве, действительно, сейчас наблюдается процесс усыхания ельников. Вспышка этого явления пришлась на конец 1990-х – начало 2000-х, а сейчас этот процесс почти затух.

По данным WWF, которые были подтверждены в результате экспедиций с участием профильных ученых, развитие усыхания характерно как раз для периметра рубок, там, где исконная лесная среда была нарушена человеком. При удалении вглубь коренной тайги усыхание резко ослабевает. А мелкие очаги усохших ельников прекрасно восстанавливаются и не наносят урона экологической ценности лесов. Кстати, внутри массива практически не бывает пожаров. Все возгорания происходят вблизи дорог и недалеко от мест, где ведутся рубки, то есть там, где часто бывает человек.

Специалисты WWF убеждены – спасать малонарушенные леса от гибели рубкой не нужно. Природа сама обо всем позаботилась и выработала собственные механизмы обновления. Недаром лес в междуречье Северной Двины и Пинеги живет уже не менее 4 тысяч лет. Деревья, как и люди, рождаются и умирают постоянно. На месте упавших «перестойных» елей появляются молодые. Это естественная динамика абсолютно сложившейся и самостоятельно поддерживающей себя экосистемы. И любое вмешательство в эту экосистему нанесет ей вред.

Результаты многочисленных исследований доказывают – ценность этих лесов для сохранения природной среды многократно превышает стоимость древесины, которую можно там заготовить. Фото: Елена Рай / WWF России
Эти леса чрезвычайно важны для поддержания благоприятного климата – они задерживают холодные массы воздуха, идущие с севера, и дожди атлантических циклонов – с запада. Фото: Денис Добрынин
Двинско-Пинежская тайга – убежище для многих видов растений и животных, в том числе редких и находящихся под угрозой исчезновения. Фото: Александр Рыков
Лесной северный олень, некогда широко распространенный в Архангельской области, теперь находится на грани исчезновения. Создание заказника – одна из последних возможностей сохранения оленя в регионе. Фото: Виктор Мамонтов
Рыбалка, охота, сбор грибов и ягод остаются основой жизни населения множества северных деревень. Фото: Виктор Мамонтов
Только очень чистые реки – такие, как верховья притоков Двины и Пинеги – подходят для нереста семги и выживания мальков. Фото: Юрий Ширяевский / WWF России

Границы заказника определят сообща

По словам губернатора Архангельской области Игоря Орлова, на сегодняшний день у властей нет сомнений в необходимости создания заказника – такая уникальная природная территория должна быть сохранена. На данном этапе необходимо определить границы, которые позволят соблюсти баланс экологических, экономических и социальных интересов. Чтобы и природные ценности уцелели, и предприятия продолжили работу, и местные жители сохранили рабочие места и могли продолжить пользоваться излюбленными местами охоты, рыбалки, сбора грибов и ягод. Губернатор поручил до 1 июля обновить границы планируемого заказника. Если всем заинтересованным сторонам удастся договориться, то первозданная тайга будет жить еще тысячи лет. 

Анна Порохова

Фото в анонсе: Дмитрий Рябов / WWF России
Для дополнительной информации
Пресс-секретарь Архангельского проекта
Директор WWF России
Помогите природе прямо сейчас!